Темное кредо - Страница 2 - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: Лорд_Дагаал, Grog 
Форум » Хаос и все что с ним связано » Общая информация » Темное кредо (Книга о несущих слово)
Темное кредо
Andrei Дата: Среда, 17.08.2011, 10:15 | Сообщение # 16
Сообщений: 130
Замечания:
Уважение [ 4 ]
Где то гуляет...
Двенадцатая глава

Проконсул Осторий прокладывал себе путь через схватку, его гудящий силовой клинок размазывался в движении. В ходе этой последней атаки Несущих Слово на звездный форт Кронос одна за другой высаживались абордажные команды. Как всегда, Осторий был в гуще сражения.
Осторий бился потрясающе экономными движениями, тратя энергии не более необходимого. Невзирая на все его мастерство, в его стиле боя не было вычурности и эффектности. Он просто раз за разом убивал, быстро и эффективно.
Он рубанул мечом по лицевому щитку Несущего Слово, глубоко рассекая плоть и кости, а затем крутанулся и вогнал клинок в горло другому врагу. В ране запузырилась кровь, шипевшая на раскаленном клинке силового меча.
Осторий выдернул меч. Несущий Слово еще не успел упасть наземь, а проконсул уже пришел в движение и отскочил, бросившись на нового противника. С помощью боевого щита он отвел в сторону колющий удар клинка и прикончил Несущего Слово взмахом, который рассек того от правой ключицы до левого бедра.
На Остория прыгнул еще один Несущий Слово, из встроенных в шлем вокс-усилителей раздавалось звериное рычание. В руках он сжимал тяжелый цепной топор. Воющее оружие понеслось к голове Остория.
Проконсул Бороса Прим в последний момент качнулся вбок, ревущие зубья цепного топора прошли в считанных сантиметрах от него. Он поднырнул под второй замах и отсек ногу предателя выше колена, силовой меч разорвал броню, плоть и кости. Издав рычание, Несущий Слово рухнул, из ужасной раны хлынула кровь, а Осторий двинулся дальше.
Следующая минута прошла в круговороте движений и крови, пока Осторий не остановился. Его доспех был забрызган кровью, сам он тяжело дышал, а сердце быстро колотилось. Он смутно ощутил боль и бросил взгляд в низ. Прикрывавший левую руку наруч был пробит, плоть под ним превратилась в окровавленные останки. Он видел белевшую кость, но даже не мог вспомнить, когда получил этот удар.
Его кровеносную систему заполнили болеутоляющие, и он оглядел палубу. Среди тел бродила дюжина Белых Консулов, все они были покрыты кровью и ранами. Они безжалостно расправлялись с еще живыми Несущими Слово.
По палубе были разбросаны трупы двадцати пяти Несущих Слово. Из Белых Консулов пало восемнадцать. Девять из них со временем поправятся – Астартес было нелегко убить. Однако из выбывших из строя Белых Консулов лишь один, может быть два, смогут снова сражаться в ближайшие дни или недели, а время было роскошью, которой Осторий не обладал.
Кронос держался уже два месяца – потрясающий героизм с учетом осаждавших его сил – но проконсул знал, что до падения остались считанные дни. Он молился, чтобы эпистолярий Ливентий в ближайшее время нашел причину, по которой закрылись Боросские Врата. Если этого не произойдет, то Борос падет, вот и все.
Его взгляд был прикован к вражескому «Громовому ястребу», который без дела стоял на палубе. Точно сделанный выстрел убил пилота, когда тот пытался скрыться. Из открытых штурмовых аппарелей исходили отвратительный запах и рев помех, от которых Осторий ощущал слабую тошноту.
Враг становился все смелее. Предыдущие атаки проводились с помощью «Клешней ужаса», извращенных десантных капсул, которые прогрызали толстую броню форта, словно плотоядные черви. Но когда щиты Кроноса отказали, появилась возможность нападать прямо на ангарные палубы, доставляя Несущих Слово в сердце звездного форта на «Громовых ястребах» и «Грозовых птицах».
- Заложить заряды для уничтожения, проконсул? – спросил боевой брат.
- Пока нет, - отозвался Осторий, задумчиво оглядывая «Громовой ястреб». Если не считать некоторых полученных при штурме внешних повреждений, тот был практически целым. После небольшого ремонта на нем снова можно будет летать в космосе.
Над телами мертвых Белых Консулов склонился апотекарий, который извлекал их драгоценное геносемя, кровь ордена. Нартециум со скрежетом и хрустом врезался в броню и плоть.
В ухе проконсула трещали вокс-сообщения со всего звездного форта. Последняя атака шла уже около пятнадцати минут, и враг пробил оборону звездного форта более, чем в дюжине мест.
- Не сегодня, - тихо произнес Осторий.
Он не ощущал такой усталости никогда в жизни, разум туманился от изнеможения. Осторий не спал – по-настоящему – с начала осады. Он выкраивал мгновения для отдыха в перерывах между атаками и в это время позволял отдельным частям мозга отключиться, однако это был не настоящий целительный покой. Впрочем, после смерти будет масса времени отдохнуть, мрачно подумал он. Он был уверен, что это произойдет уже скоро.
Внезапно раздались лихорадочные призывы о помощи с палубы, расположенной восемнадцатью этажами ниже, и Осторий вскочил по тревоге. Он кратко ответил, а спустя мгновение уже начал двигаться.
- Вперед, братья, - позвал он. – Мы нужны на палубе 53b-E91.

Дух Мардука вырвался из оков плоти и воспарил на свободе.
Освобождение далось труднее, чем обычно, и это вызвало у него секундное ощущение тревоги. Однако он забыл о ней, когда его захлестнули ощущения.
Материальный мир вокруг него стал не более, чем серой тенью, но колдовское зрение позволяло видеть куда больше цветов и движений, чем когда-либо наблюдали глаза смертных.
Слух тоже усилился. Миллиарды голосов вопили от ужаса и страха, присоединяясь к величественной какофонии Дисгармонии, которая была слышна и здесь и в реальности. Это был нечестивый гул экстаза.
Он слышал хлопанье кожистых крыльев круживших вокруг него катартов, которые изредка касались парящего духа. В сотне километров вдали падший титан Легио Вультурус испустил вопль, раскатистую басовитую ноту, от которой обреченная планета содрогнулась до самой сердцевины.
Десятки миллионов незримых для глаз людей демонов сошли на Борос Прим, и сейчас Мардук наблюдал их во всем великолепии, головокружительное многообразие сияния и величия, ужаса и отчаяния. Они пришли сюда катящейся толпой, привлеченные размахом жестокости, учиненной во имя богов Хаоса, призванные мощными эмоциями, выплеснутыми по всем континентам.
Оставаясь незримыми для тех, кто не обладал колдовским зрением и волей, демонические духи роились в небе, словно дьявольский эфирный живой туман, и большими группами угрожающе кружили вокруг живых. Даже неспособные увидеть жалкие смертные ощущали их присутствие, вероятно не более, чем ледяное дуновение на затылке. Их терзали кошмары, которые принесли с собой демоны, в умах подавали голос сомнения и страхи.
Демонов привлекло в этот мир, словно мух на труп, количество страха, отвращения, ненависти, ужаса и паники обитателей системы. Алчно пируя, они кормились сырыми эмоциями, однако главным деликатесом оставались души гибнущих в муках и страхе.
Демоны облизывали призрачные губы от голода и сбивались в нетерпеливые стаи вокруг горящего пламени душ тех, кого ожидала смерть. Когда смертные солдаты Бороса Прим гибли, адские твари спускались на них голодным и свирепым вихрем, который рвал, раздирал и пожирал. Неважно, умирали ли они на поле боя, под клинками верующих или же просто лишали себя жизни – всех их поглощали для утоления ненасытного голода истинных богов, ибо мелкие демоны были не более, чем частицами великих сил. В безднах варпа боги урчали от удовольствия.
Однако Мардук предпринял путешествие в обличье духа не затем, чтоб узреть величие Хаоса, сколь бы великолепным и вдохновляющим оно не было.
Отвлекшись от прекрасной резни, он пронесся по небу, однотонная истерзанная войной планета расплывалась под ним. Он незримо пролетел над разоренными континентами, поднимаясь все выше в безвоздушные верхние слои атмосферы. Его манил темный ореол мощи, взывавший к нему, словно сирена. Он видел его издалека: зловещую кляксу на реальности, сочившуюся силой.
И, наконец, он замедлил подъем и завис перед этой могучей сущностью варпа.
Приветствую, Апостол 34-го Воинства, - прогремел призрачный дух, и душа Мардука содрогнулась.
Владыка Экодас, - отозвался Мардук.
Бесформенные и бесплотные очертания парящего духа Экодаса слились в более узнаваемую фигуру, человекоподобный образ, созданный его разумом. Он появился перед Мардуком в обличье легко висевшей в небе гигантской, закутанной в рясу фигуры с головой ощерившегося зверя. Его окружало пламя. Излучаемые Экодасом грубая жестокость и мощь обрушились на душу Мардука, словно шторм.
Возле Мардука в поле зрения сгустились еще два духа.
Облик Белагосы был туманным и мерцающим. Он принял вид древнего воина-рыцаря, закованного в старинные латы. Анкх-Илот появился в обличье свернувшегося змея, глаза которого сияли зловещим светом.
Война грозит выйти из-под нашего контроля, - прогрохотал Экодас в разумах собравшихся Апостолов.
Если кто и потерпел неудачу, так это ты, - парировал Мардук.
Воплощение Анкх-Илота оскалило клыки, шипя и плюясь, но Мардук не обратил на него внимания.
Мы продвигаемся, - сказал Белагоса. – Пока Регулятор Связей работает, и врата варпа запечатаны, для последователей Бога-Трупа нет надежды на спасение. Падение мира неизбежно.
Я хочу, чтобы эта планета запылала, - взревел Экодас. – Ее затянувшееся непокорство оскорбляет меня. Дух имперцев все еще не сломлен. Среди них есть тот, кто стал их талисманом. Тот, кого они зовут Белым Ангелом. Найдите его, Апостолы. Найдите и приведите ко мне.
Мы не одни, - внезапно произнес Белагоса.
Мардук огляделся вокруг духовными глазами. На краю зрения мерцало что-то бесплотное.
Вон там, - сказал он.
Экодас крутанулся, разводя призрачные руки. Взревел нематериальный огонь. Посреди пожара возникла светящаяся фигура в серебряном доспехе. Поверх брони был надет сияющий белизной табард. Пламя бушевало вокруг новоприбывшего, но не могло коснуться, поскольку вокруг него возник светящийся пузырь света.
Шпионишь за ним, библиарий? – произнес Экодас. – Это мало чем тебе поможет.
Этот мир никогда не станет вашим, изменники, – ответил пульсацией Белый Консул.
Он уже наш, - прогремел Экодас. – А теперь ты умрешь.
Я так не думаю, еретик, - отозвался библиарий.
Экодас увеличился в размерах, звероподобное лицо исказилось от ненависти. Из рук выросли призрачные когти, и он в окружении пылающего пламени полетел к духу библиария.
Последовала вспышка ослепительно-белого света, от которой Мардук и другие Апостолы съежились. Когда сияние рассеялось, библиария не было.
Он ушел, - сказал Белагоса.
Сколько он услышал? – проговорил Анкх-Илот.
Это неважно, - прогрохотал Экодас.- Идите, мои Апостолы. Найдите их Белого Ангела. Мы уничтожим его, а с ним и их надежду.
Когда приказ прозвучал, окружавшее Экодаса пламя рванулось вперед и обрушилось на Мардука и двух других Апостолов с силой психического урагана. Мардук рухнул, теряя контроль, и невольно снова оказался в плену земной плоти.
Он упал на колени, из ноздрей закапала кровь.
- Мой господин? – спросил Ашканез, опускаясь на колени рядом.
Мардук сделал ему жест отойти.
- Приведи Буриаса. – хрипло распорядился он. – У меня есть для него работа.

Звук битвы был громким даже в нескольких километрах от ближайшей постоянно менявшейся линии фронта, глухие взрывы сотрясали планету до основания. Над головой ревели «Громовые ястребы» и «Мародеры», направлявшиеся к местам сражений с полным боекомплектом, а другие, израсходовав снаряды, с пыхтением неслись к разрушенным авиабазам, оставляя за собой след из черного дыма. От импровизированным госпиталей разносились крики раненых и умиравших, а по улицам были разбросаны трупы.
Аквилий озирался на ходу. Небо заполняли дым и пепел. Некогда нетронутый и сияющий белый мрамор его родного города Принципата Сиренус покрылся выбоинами от огня ручного оружия, шрамами от артиллерийских снарядов, а также сажей и кровью. Прекрасные сады и дендрарии превратились в обгорелые пустоши с выжженной землей. Над пеплом, словно надгробия, печально поднимались почерневшие остовы деревьев. Озера и фонтаны стали похожи на выгребные ямы, покрывшись пеной и неестественными водорослями. В воде лицом вниз плавали тела.
Борос Прим менялся. Аквилий ощущал перемены в самом воздухе, и это не относилось к чему-то обычному вроде загрязнения, пепла и смерти. Боросом Прим завладела скверна Хаоса. То, что останется здесь даже в случае их победы, приводило Аквилия в отчаяние. Неделю тому назад у каждого десятитысячного были зафиксированы признаки необычного заболевания. В масштабах планеты — десятки миллионов граждан и солдат. Их всех забрали из подразделений и домов и под конвоем перевезли в карантинно-оздоровительные лагеря. Иначе говоря, лагеря смерти.
За последние дни число зараженных резко возросло. Считалось, что скверной поражен каждый пятитысячный, и процент ежедневно растет. В рядах Имперской Гвардии процветала паранойя, поскольку не существовало заметных признаков, по которым можно было опознать зараженных. Когда это кончится? И кончится ли?
Пока что ни у кого из братьев-воителей Белых Консулов не было отмечено следов и проявлений скверны, но даже Астартес не обладали иммунитетом к совращающему воздействию Хаоса, если подвергались ему достаточно долгое время.
Захватчики как будто принесли с собой эпидемию, незаметную ползучую заразу, проникшую на Борос Прим. Возможно, она была даже хуже, чем сами Несущие Слово, поскольку с этим врагом было невозможно сражаться с помощью болтера или цепного меча.
В ход пошли респираторы, но с поставкой фильтров уже начинались перебои. На самом деле совращающее воздействие Хаоса не передавалось по воздуху — оно было куда коварнее — но это сочли подходящей для успокоения мерой.
Проведя совещание с апотекариями ордена и старшими офицерами- медиками Гвардии, Аквилий ввел ежедневный осмотр и проверку на чистоту для всех солдат, которые следовало проводить в присутствии старшего офицера. Всякого, у кого обнаруживали какие-либо признаки порчи, удалялся из подразделения. Комиссары прочесывали ряды, и Аквилий ежедневно читал подавляющие сообщения с подсчетом числа солдат, казненных за проявления эффекта вражеской скверны, за их сокрытие или за уклонение от осмотров.
Коадъютор Аквилий шел сквозь толпу солдат. Он возвышался над ними на голову, и при его приближении разговоры стихали.
Его доспех был потрепан в битве, плащ изорван и обожжен, но он шагал с высоко поднятой головой, зажав под мышкой шлем с синим плюмажем. Левая сторона лица была обожжена зарядом мелты, коротко стриженные светлые волосы почернели от пламени.
Аквилий видел, что настроение солдат поднимается, когда они почтительно уступают ему дорогу. Он кивал им. К пластинам брони притрагивались черные от грязи и пепла руки. По толпе взмокших после боя солдат, словно рябь на озере, расходились перешептывания. Они понижали голос, но Аквилий все слышал. Белый Ангел, шептали они. Так его теперь звали люди. Он пытался их остановить, но это было бесполезно.
Он не ощущал себя достойным их благоговения, но это не имело значения. Великий магистр Валенс помог ему понять это, и этим заслужил неизмеримое уважение.
- Это не имеет отношения к тебе, - говорил великий магистр Валенс. - Не имеет отношения к тому, что тебе нужно или что ты заслуживаешь. Это то, в чем нуждаются солдаты. Им нужна надежда, Аквилий. Белый Ангел — такая надежда. Эти люди должны продержаться до тех пор, пока не исчезнет завеса над Боросскими Вратами.
Сперва он не понял слов великого магистра, но спустя несколько недель постепенно осознал.
Белый Ангел стал светочем надежды посреди ужаса и мрака набиравшей размах и охватившей всю планету войны
Все прошедшие с начала атаки месяцы Аквилий сражался вместе с полками Боросской Имперской Гвардии, словно был одним из них. Он встречался с теми же опасностями, что и они, всегда был в первых рядах в самых напряженных сражениях. Он — а скорее, образ Белого Ангела — стал легендой.
Имперская пропагандистская машина работала в полную силу. Распространялись листовки, повествующие о подвигах Белого Ангела, чрезвычайно преувеличенных, а также о том, что врага медленно теснят. От этого Аквилий чувствовал себя крайне неуютно, однако он видел, какой положительный эффект производит это на людей. Где бы он ни появлялся, их настроение улучшалось, и уже почти сломленные солдаты удваивали свою решимость рядом с ним.
Теперь он понимал свою роль здесь, и смирился со своей ношей. Его обязанностью было сделать так, чтобы Гвардия, СПО, танковые роты и вспомогательные полки сражались в полную силу, чтобы их боевой дух оставался высок, а волю к бою не подточило коварство врага. Если это значило, что он должен был стать их талисманом, Белым Ангелом — что ж, так тому и быть.
Солдаты и граждане Борос Прим считали Белого Ангела своим спасителем, божественным защитником. Там, где стоял Аквилий, была надежда. И, невзирая ни на что, этот луч надежды пылал все ярче с каждым днем, что врагу не доставалась победа.
Пока он ходил среди полков, чтобы его видели, то не мог избавиться от ощущения, что за ним наблюдают враждебные глаза. Он остановился и оглядел крыши и поврежденные зубчатые стены. Он сказал себе, что занимается глупостями, но надоедливое ощущение не проходило.
В ухе щелкнула бусинка вокса.
- Коадъютор Аквилий, - раздался голос. Это был великий магистр Тит Валенс, находившийся на другом полушарии и сражавшийся на холодном севере.
- Да, повелитель?
- Мы уже почти раскрыли тайну, что же удерживает Боросские врата закрытыми. Библиарий-эпистолярий Ливентий полагает, что это некое устройство под названием Регулятор. Наш брат-библиарий предпринимает атаку на него, пока мы разговариваем.
- Это прекрасные новости, господин!
- Забрезжила надежда, коадъютор. Молись, чтобы библиарий преуспел. Но есть еще кое-что.
- Да, владыка?
- Врагам стало известно о Белом Ангеле. Они идут за тобой, Аквилий. Будь начеку.
Взгляд коадъютора не отрывался от крыш. Все-таки что-то наблюдало.
- Пусть идут, - сказал он.
- Я лично возвращаюсь в Принципат Сиренус, - произнес великий магистр Валенс. - Мой «Громовой ястреб» долетит до тебя за шесть часов. Ты встретишься со мной, Аквилий. Я не могу допустить твоей гибели. Ты слишком важен.
- Я космодесантник, повелитель, - сказал Аквилий. - Мне не нужна защита.
В тени расположенной высоко ниши, словно злобная горгулья, полз Буриас Драк`Шал. Его губы кривились в зверином оскале, демонические глаза, прищурившись, следили за добычей.

Аскетично убранный вестибюль храма Глориата был запечатан психическими заговорами, в курильницах горели благовония. Единственным источником света были сотни ярко горящих свечей. Под ними растекалась лужа воска.
Тринадцать псайкеров различных способностей и специализаций, словно молясь, стояли на коленях в круге, соединив свои разумы. Их собрали по всему Боросу Прим, пока потрепанный в бою флот продолжал сражаться за звездный форт Кронос. Среди них были четверо слепых астропатов, трое высокомерных навигаторов Имперского Флота, три лицензированных псайкера, находившихся в подчинении Боросской Гвардии, а также три молодых новобранца из схолы прогениум, у которых были отмечены проявления психических способностей. Всех их осмотрел и признал пригодными лично библиарий-эпистолярий Ливентий. Сам Белый Консул сидел в центре круга, скрестив ноги, словно шаман из древних времен.
Время настало, - произнес Ливентий.
Собравшиеся вокруг него приготовились, проводя собственные ритуалы перед грядущим столкновением и даря Ливентию свою силу. Все они знали, что их шансы пережить эту встречу ничтожно малы. В сознании Ливентия вспыхивали безумные отблески их мыслей и страхов.
Сконцентрируйтесь, - сказал он, аккуратно воздействуя на разумы псайкеров своей волей.
Собравшиеся впали в глубокий транс, и в комнате ощутимо похолодало. На синих пластинах брони Ливентия начал образовываться иней. Он втягивал псайкеров все глубже в себя, концентрируя их силу и объединяя их, пока не перестал быть отдельной сущностью и не стал чем-то вроде всех них, связанных вместе.
Транс длился два часа, пока Ливентий не счел, что они готовы к продолжению. Он вырвался из своего тела и прошел через потолок, возносясь к небу.
Эпистолярий воспарял все выше, прорываясь через атмосферу истерзанной планеты, без усилий преодолевая гравитацию и выходя в безвоздушный вакуум снаружи.
Он увидел осажденный звездный форт Кронос и сияние душ всех находившихся на его борту. На его глазах множество огоньков душ погибших моргнуло и потухло.
Ливентий перенес свое внимание на флот Хаоса. Неделями и месяцами он зондировал их оборону, пытаясь найти, что же запечатывало червоточины Боросских Врат. В конечном итоге он сконцентрировался на одном из кораблей, громоздком линкоре класса «Инфернус» под названием «Круциус Маледиктус». Подслушав собрание вражеских Апостолов, теперь Ливентий знал название, чему бы оно ни принадлежало: Регулятор.
Усилием мысли Ливентий сократил дистанцию с громадным боевым кораблем. И немедленно натолкнулся на стену психической энергии, почти несокрушимый барьер, мешавший его присутствию. Однако, при помощи тринадцати разумов, соединенных с его собственным, он начал пробиваться через защиту, концентрируя всю волю, чтобы просочиться между хитросплетениями слоев.
В его сознание ворвалась острая боль, и он услышал психический вопль, сопровождавший смерть одного из связанных с ним астропатов. Защитив себя и разумы остальных от потрясения умирающего, Ливентий усилил нажим. Это было похоже на плавание в тягучей кислоте, и по его духовному облику пошли волны муки.
Он проделал менее половины пути сквозь мощный барьер психической силы, когда ощутил, что рядом обретает форму злобная сущность. Это был псайкер, создавший стену, и Ливентий потратил часть своей чудесной силы, чтобы укрыться от духовного зрения того. При всей своей мощи, рядом с этим существом он был будто дитя.
Ты не можешь прятаться вечно, - прогрохотало создание. – Я тебя найду.
Ливентий продолжал просачиваться через силовую стену, но ощутил, что сопротивление удвоилось. Он начал слабеть, барьер отталкивал его. На него накатили психические волны боли, и библиарий беззвучно закричал.
Не выдержав напряжения, умер еще один астропат, еще больше ослабив Ливентия. Понимая, что ему никогда не преодолеть становившийся все прочнее барьер, скрывая при этом свое присутствие, он полностью снял защиту, целиком сконцентрировавшись на том, чтобы пробить преграду.
Вот ты где, ничтожество, - громыхнул голос. Ливентий закричал от боли, когда его душу охватило обжигающее пламя. Два связанных с ним разума мгновенно поджарились, из их глазниц хлынула кровь.
И все же, собрав все силы, Ливентий снова продвигался и, наконец, финальным рывком преодолел окружавший «Круциус Маледиктус» психический барьер.
Внезапно обретя свободу, он понесся по коридорам боевого корабля, касаясь каждого попадавшегося навстречу сознания в поисках ответов. Словно угрожающая захлестнуть и утопить волна, за ним по пятам следовал дух еретика, ревевший от ярости.
Как понял Ливентий из омерзительных разумов, которых касался, на борту корабля было нечто неестественное. Оказавшись ближе к источнику, он ощутил его и испытал одновременно притяжение и отвращение. Это было проклятие для разума псайкера, но при этом его неодолимо влекло туда, словно морской мусор к водовороту. Не сопротивляясь притяжению, Ливентий подчинился ему и понесся к его источнику со скоростью, намного превосходившей способности психической материи. Он ворвался в зал с высоким потолком, расположенный в центре раздутого брюха «Круциус Маледиктус», и резко остановился, отчаянно тормозя на полном ходу, пока его не пожрали.
Он моментально понял, что это и был объект, закрывший Боросские Врата. Для него он выглядел пульсирующей абсолютно черной сферой, которая всасывала в себя всю психическую энергию. Ливентий мог лишь удерживаться, чтобы его не затянуло в пустоту. Два связанных с ним сознания не были столь сильны. Их души втянуло во тьму, они закричали и потухли, будто их и не было никогда. Чернота содрогнулась, набирая силу.
В комнате яростно пылали несколько душ, одна из них была столь яркой, что на нее было больно глядеть. Несущие Слово.
Усилием мысли Ливентий вломился в разум одного из предателей. Тот был мерзким и отталкивающим, и Несущий Слово сопротивлялся, но библиарий проник внутрь с целеустремленностью кинжала убийцы, полностью подавляя волю.
Он моргнул и развернул свою марионетку из плоти к психической черной дыре, чтобы увидеть ее телесными глазами.
Она возникла перед ним: вертящаяся серебряная сфера, заключенная в нескольких вращающихся окружностях.
Вокруг устройства кругом стояли еще семь Несущих Слово. Однако даже если они и знали, что среди них замаскировавшийся чужой, то не показывали этого. В зале было еще одно существо, которое откинулось на троне с высокой спинкой, словно пребывая в трансе. Ливентий тут же понял, что это был тот псайкер, который возвел оборону вокруг флота Несущих Слово и теперь охотился за ним. Он не осмелился задержать на том взгляд, иначе чудовищно могущественный псайкер ощутил бы его присутствие.
Ливентий не полностью контролировал позаимствованное им тело, и потому его движения были медлительны и неуклюжи. Он тяжеловесно шагнул вперед, выйдя из круга Несущих Слово и ощутил, как остальные обратили на него внимание. В руках у него был извращенный болтер, и он навел его на вращающееся серебристое устройство, подчинившее себе Боросские Врата. Палец надавил на спусковой крючок чужого оружия.
Потрясающе могучий разум еретика из Несущих Слово настиг его и обрушился с ошеломительной силой. Ливентия почти оторвало от плоти Несущего Слово, но он держался, игнорируя жгучую боль. Он отчаянно стремился выполнить задачу, зная, что от уничтожения дьявольского устройства зависит судьба Боросских Врат.
Марионетка из Несущих Слово снова сопротивлялась, пытаясь вернуть себе контроль за собственными движениями, и оружие начало опускаться. Удвоив усилия, Ливентий вновь вздернул болтер в направлении вращающегося устройства.
На него обрушились болтерные заряды, прочие Несущие Слово обратили оружие на своего брата, и он пошатнулся. Апостол вновь нанес психический удар, на этот раз с еще большей силой, и библиария вышибло из чужой плоти.
Теперь ты мой, - прогремел голос Апостола.
Ливентий взревел в агонии, когда его дух сокрушило нематериальное пламя. Вокруг него мучительно сомкнулись психические оковы, однако он бился и боролся с ними, пока, наконец, не вырвался на свободу.

Судорожно вздохнув, библиарий-эпистолярий Ливентий открыл глаза. На него навалилась боль, и зрение помутилось. Придя в себя и вытерев текущую из носа кровь, он огляделся вокруг. Все свечи в вестибюле погасли, но даже в почти кромешном мраке Ливентий видел, что все тринадцать помогавших ему псайкеров были мертвы. Он потерпел неудачу.
Andrei Дата: Среда, 17.08.2011, 10:16 | Сообщение # 17
Сообщений: 130
Замечания:
Уважение [ 4 ]
Где то гуляет...
Тринадцатая глава

Осторий стоял коленопреклоненным перед голоизображениями великого магистра Тита Валенса и своего капитана, Марка Децима из 5-й роты. Он ожидал ответа, склонив голову и ровно держа силовой меч.
- Если я одобрю это, - произнесла призрачная фигура великого магистра Белых Консулов, - на Кроносе будет критическая нехватка людей.
- Если вы этого не одобрите, у нас нет шансов окончить войну, - сказал капитан Децим. – Попытка Ливентия провалилась. Логично, что следующим шагом должна стать прямое нападение на устройство.
- При неудаче Кронос окажется в руках Несущих Слово.
- В случае провала это уже в любом случае будет неважно, - произнес Децим.
- Будь это осуществимо, я бы лично возглавил штурм, - проговорил Валенс. Осторий расслышал в голосе великого магистра отчаяние. – Однако, мне кажется, что вы двое правы. Это наилучшая возможность прекратить войну. Приступайте.
- Собирай свою ликвидационную группу, Осторий, - распорядился капитан Децим.
- Благодарю, мои повелители, - произнес Осторий.
- Да направит Император твой меч, проконсул.

Буриас Драк`Шал несся по стене с бойницами быстрыми скачками, когти оставляли глубокие борозды в мраморе. Он двигался по крышам, словно преследуемый солнцем призрак с размытыми очертаниями.
Напружинив могучие мышцы ног, он рванулся с верхушки бастиона и оказался над расположенной далеко внизу широкой улицей. По ней двигались «Химеры» и танки передней линии «Леман Русс», пребывавшие в полном неведении, что за ними высоко над головой, словно тень, следует одержимый воин.
Буриас Драк`Шал тяжело упал вниз, с легкостью преодолев тридцатиметровое пространство. Он развернулся в воздухе и приземлился на крышу нижнего бастиона. Перекатившись, он плавно поднялся на ноги и вновь пришел в движение, прыгая и подскакивая на четырех конечностях.
Он совершил еще один головокружительный прыжок и оказался на середине боковой поверхности вертикального пилона-антенны, удерживаясь на отвесной стене, будто паук. Быстро перемещаясь и лишь изредка останавливаясь, чтобы найти опору, он вскарабкался по вертикали, подтягиваясь к вершине. Там он остановился, принюхался и наклонил голову набок, вслушиваясь. Все его усиленные демоном чувства были до предела сконцентрированы на охоте.
Громко раздавались звуки битвы; меньше чем в десяти километрах от него происходило большое сражение. Именно туда и направлялись «Химеры».
Сейчас он находился впереди колонны бронетехники. Обогнув угол, та была вынуждена вытянуться в цепочку, чтобы объехать рухнувшее здание.
Взгляд Буриаса Драк`Шала приковала третья «Химера». Над корпусом бронетранспортера, выделяя его среди прочих, возвышался блок коммуникационных антенн, напоминавших усики насекомого. Несколько часов назад Буриас Драк`Шал видел, как именно туда заходил Белый Консул.
Одержимый Несущий Икону сорвался с пилона и камнем полетел вниз. Он приземлился на четвереньки тридцатью метрами ниже. Звероподобная голова повертелась туда-сюда, принюхиваясь. Затем он снова начал двигаться, неуклонно приближаясь к добыче.

Вместе собралась вся мощь 34-го Воинства, воины-братья дрались плечом к плечу, уничтожая всех, кто дерзал встать у них на пути.
Турели совращенных боевых танков «Хищник» вращались, извергая на бульвары и переулки потоки крупнокалиберных зарядов и убивая сотни. Воздух трещал, когда «Лендрейдеры» давали волю мощи своих лазпушек, целясь в колонны бронетехники и танковые построения.
Впереди прокладывали путь тяжеловесные двуногие дредноуты. Они рычали в механизированном безумии, кося толпы гвардейцев крупнокалиберными орудиями и разрывая их на части силовыми когтями и электроцепами. Среди них бродил Разжигатель Войны, выкрикивая катехизисы и священные тексты, заново переживая дни, когда он еще был воином из плоти и крови, десять тысячелетий тому назад сражавшимся у стен Дворца Императора и призывавшим свое Воинство снова и снова убивать во имя Лоргара и Магистра Войны Гора.
Из кровоточащих разрывов в ткани реальности появлялись тысячи демонов. Они вопили от ярости и жажды крови, бросаясь на плотные ряды гвардейцев. Катарты, собравшись в стаи по сто, обрушивались на имперских солдат. Они поднимали своих жертв высоко в воздух, а затем разрывали их на куски и сбрасывали вниз на улицы.
Вдалеке шли титаны, высокие как здания. По городу разносились их звероподобные завывания. Принцепсы и модераторы давным-давно влились в структуру титана, и внутрь них были заключены связанные демонические сущности, которые сделали могучие машины в большей степени живыми и дышащими тварями, чем механическими конструкциями.
Тяжеловооруженные машины классов «Полководец» и «Налетчик» опустошали своим оружием целые кварталы. С орудий свисали знамена убийств, а корпуса были покрыты воронками от десяти тысяч лет войны.
Сравнительно небольшие титаны класса «Пес войны» размашисто вышагивали по улицам, ведя охоту. Подозрительно незаметные для машины высотой с четырехэтажный дом, они продвигались сквозь неразбериху боя, уничтожая танковые колонны и расправляясь залпами орудий «Инферно» с целыми бригадами гвардейцев.
Когда они возвещали об очередном убийстве, по всему городу разносился их вой.
Где-то там был враг, известный как Белый Ангел. Он был опорой решимости противника. Если его убить, этот мир вскоре ослабнет.
- Давай, Буриас, - прошипел Мардук.

Гнилой смрад внутри «Громового ястреба» Несущих Слово был омерзителен, но Осторий подавлял отвращение. Он захватил штурмовой корабль неделю тому назад и не стал приказывать немедленно его уничтожить, хотя сам не мог объяснить тогда, почему.
Теперь он вместе с тщательно отобранной ликвидационной бригадой летел на нем через космическое пространство, разделявшее Кронос и крупнейший вражеский боевой корабль, и надеялся, что его решение окажется мудрым.
Жрецы Экклезиархии очистили корабль от наихудших проявлений порчи, однако Осторий все еще ощущал ее налет вокруг себя. От этого у него по коже ползли мурашки, и он боролся с дрожью отвращения. Он надел шлем, чтобы не дышать царившим внутри «Громового ястреба» зловонием, но все равно ощущал во рту отраву Хаоса. Он был не одинок в этом. Белые Консулы из ликвидационной бригады бормотали молитвы очищения, а несколько из них крепко сжимали святые изображения.
Осторий постоянно ожидал, что «Громовой ястреб» собьют. Даже когда корабль оказался в тени чудовищного вражеского флагмана, «Круциус Маледиктус», и начал поворачивать в один из зиявших посадочных ангаров, он все еще ждал, что враг разгадает хитрость и уничтожит их всех.
Опасения оказались беспочвенными. Казалось, прошла вечность, и вот посадочные опоры «Громового ястреба» коснулись палубы. Они были на борту вражеского корабля.
- Выходим, - мрачно произнес он.

На ”Химеру» обрушился могучий удар, от которого ее экипаж качнуло, а сама она остановилась. Раздались голоса.
- Что это было? – спросил Аквилий. Звук не был похож на попадание снаряда.
Заскрежетали катки, и «Химера» начала медленно пятиться назад.
-Мои извинения, повелитель, - произнес другой член экипажа, Версус из Боросского 232-го. – Впереди завал. Этот район подвергся сильному обстрелу, так что его структура сильно повреждена. Мы вынуждены сменить маршрут, чтобы воссоединиться с колонной.
- Потери?
- Нулевые, господин.
Аквилий поменял положение из-за неудобства и выругался, с приглушенным звуком ударившись головой о потолок. Бронетранспортер не был рассчитан на габариты космических десантников.
-Я поднимаюсь, - сказал он и начал неуклюже карабкаться к башенке «Химеры», пробираясь через тесное пространство.
Поднявшись по тонкой лесенке, еле протискивая плечи в проем, Аквилий откинул башенный люк и высунулся наружу. Он глубоко вдохнул, радуясь, что выбрался из тесноты. В пределах досягаемости руки на опоре располагался тяжелый стаббер.
В двадцати метрах перед «Химерой» поперек бульвара лежала массивная статуя. Воздух был заполнен пылью. Прищурив глаза, Аквилий взглянул вверх, чтобы разглядеть, откуда она упала.
Позади него раздался тяжелый удар, и «Химера» покачнулась». Сперва Аквилий подумал, что на бронетранспортер упал еще один кусок кладки, но потом до его ноздрей донесся смрад Хаоса.
- Враг! – закричал он, протянув руку к болт-пистолету.
Позади него, размываясь в движении, пронеслось нечто, и он успел заметить ужасающую демоническую тварь, ползущую по корме «Химеры». Он вскинул болт-пистолет, когда тварь ощерилась и метнулась к нему, но оружие вышибло из руки. Когтистая лапа сомкнулась вокруг шеи, вытащила его из «Химеры» и отшвырнула в сторону.
Аквилий сильно ударился о землю, приземлившись на кучу мусора, приваленную к разрушенной стене здания. Он услышал неистовый вопль, заглушивший рычание двигателей «Химеры».
Коадъютор быстро поднялся на ноги, но демонический противник был быстрее. Он спрыгнул с крыши транспортера и снова бросил десантника наземь, скалясь и плюясь. Астартес отлетел и врезался лицом в борт разворачивающейся «Химеры». От удара броня вмялась, а нос Аквилия сломался.
Задний люк «Химеры» распахнулся. Он услышал топот ботинок экипажа, выскочившего на помощь коадъютору.
Обжигающий луч лазгана хлестнул по затылку одержимого воина, и тот зарычал от злобы. Еще раз ударив Аквилия головой о «Химеру», он выпустил его и бросился к новым противникам, разевая пасть шире, чем это могло бы быть возможным.
До ушей Аквилия донеслись вопли и тошнотворный звук разрываемого мяса, и он сконцентрировался. Вытащив боевой нож с толстым лезвием, он повернулся к своему врагу.
Четверо людей были повержены и кричали, из ужасающих ран хлестала кровь. У одного не хватало левой руки, которую вырвали из сустава, а второй он тщетно хватался за растерзанное горло. Пасть демона сомкнулась на голове другого, прямо вместе со шлемом. Та лопнула, словно перезрелый плод, и на морду и грудь твари брызнула кровь.
Аквилий закричал, бросая вызов, и бросился к нечестивой твари, вырезавшей его людей. Та развернулась, услышав крик, ее глаза сузились и превратились в кроваво-красные щели.
Приклад лазгана врезался в висок чудовища. Это был мощный удар, в который Верен вложил всю свою силу, но он был всего лишь человеком. Демон схватил его за шею и отбросил прочь, далеко в развалины. Но все же Верен отвлек существо на достаточно долгое время, чтобы Аквилий сократил дистанцию.
Он пригнул плечо и врезался в одержимого Несущего Слово, отшвырнув того обратно к «Химере». Аквилий знал, что боевым ножом не пробить силовую броню противника, так что он нанес им удар, словно кинжалом, целясь в открытую шею врага.
Клинок вонзился глубоко, войдя по самую рукоять. По перчатке Аквилия разлилась кровь. Тварь взревела от боли и ярости, дернулась и рванулась из захвата, и один из кривых рогов пробороздил лицо Аквилия. Тот оставил боль без внимания и снова нанес удар, но демон развернул его и ударил о «Химеру», так что нож прошел мимо цели, скользнув по наплечнику Несущего Слово.
Призвав на помощь всю свою демоническую силу, Несущий Слово ударил коленом в торс Аквилия, от чего керамит треснул. Белый Консул поперхнулся и упал на колени, удар выбил из него дух. Опускаясь вниз, одержимый воин обрушил свой локоть ему на загривок, повергая на землю.
Тварь склонилась над Аквилием, и тот ощутил на своей щеке теплый ручеек слюны. Он попытался бороться, но был беспомощен. Тварь отвела назад одну лапу, занося толстые когти для убийственного удара.
- Их надежда умрет вместе с тобой, - гортанно прорычало чудовище.
- Надежда не умирает, - выдавил Аквилий.
Губы твари скривились в ухмылке. А затем ей в висок ударил пылающий синевой заряд лазгана, который сшиб ее с Аквилия.
Он с усилием поднялся на ноги и увидел приближающегося Верена, прижавшего лазган к плечу. Тварь низко пригнулась, оскалившись.
Над ними раздался оглушительный рев, поднялась пыль, и Аквилий взглянул вверх, прикрыв глаза. Он увидел, что на его позицию опускается «Громовой ястреб». Пилот аккуратно пробирался среди крутых стен развалин.
Когда он перевел взгляд обратно, одержимого Несущего Слово уже не было.
В ухе щелкнула бусинка вокса.
- Двигайтесь дальше, - произнес он, перекрикивая рев двигателей садящегося «Громового ястреба».
- Враг окружил твою позицию, - раздался голос великого магистра Тита Валенса, и штурмовая аппарель распахнулась. - Заводи своих людей внутрь.

Мелта-заряды сдетонировали, и противовзрывную дверь вышибло внутрь. В то же мгновение Осторий проскочил внутрь, держа в руке гудящий силовой меч.
Данные ему Ливентием указания были идеальны, так что он со своей ликвидационной группой уверенно продвигался по отвратительным коридорам «Круциус Маледиктус». Оказываемое им сопротивление было меньше, чем ожидал проконсул, и он был рад этому. Большая часть Несущих Слово наверняка сражалась внизу на планете или же пыталась захватить Кронос. Казалось, что прямое нападение на флагман было последним, чего они ожидали.
Но даже при всем этом из ликвидационной группы Остория осталось в живых лишь пятеро. Осторожно двигаясь, он вывел их в просторное круглое помещение, оглядывая его быстрым взглядом.
Потолок был высоким и выпуклым, по краям его подпирали большие каменные колонны. Одну из стен занимал громадный обзорный проем, через который просматривалась наружная часть корабля. Перед его бронированным носом располагался Борос Прим.
В центре зала, у подножия возвышения с лестницей, находился гусеничный транспортер. Именно он привлек внимание Остория. Гудящие окружности из черного металла вращались относительно друг друга, производя жужжание рассекаемого воздуха. Между крутящихся колец было устройство, которое ему поручили вывести из строя, хотя Ливентий и не был уверен в том, откроются ли вновь Боросские Врата после уничтожения Регулятора. Не попытаться разрушить устройство, сколь бы тщетно это в итоге не оказалось, было бы равносильно признанию поражения. На мгновение его заворожило вращение серебристых колец, но он оторвался, заметив присутствие в комнате других существ.
Массивная фигура, подключенная к краулеру, повернулась к вошедшим, угрожающе поднимая щупальца механодендритов. Это была извращенная копия техноадептов, несших службу на Кроносе. Взгляд Остория переместился на круг Несущих Слово, стоявших на карауле вокруг устройства, прижав к груди болтеры.
И наконец, Осторий проследил глазами вдоль лестницы на возвышение и взглянул на того, кто, очевидно, был падшим капелланом, возглавлявшим флот Несущих Слово.
Апостол восседал на троне с высокой спинкой, выполненном из костей какого-то громадного ящероподобного зверя. Его глаза были закрыты, как будто он пребывал в трансе.
Всю эту информацию Осторий получил в мгновение ока и затем рванулся вперед прежде, чем кто-либо из Несущих Слово успел поднять болтер. Силовой меч пел в его руках.

Буриас Драк`Шал взревел от злобы, когда «Громовой ястреб» оторвался от земли. Однако оскал сменился злобной ухмылкой, когда он увидел, как из остова разрушенного здания в квартале от него появляется огромный силуэт титана «Налетчик».
Чудовищные орудия боевой машины дали залп, от которого «Громовой ястреб» полыхнул огнем и лишился одного из стабилизирующих крыльев. Корабль тут же закувыркался в неконтролируемом пике.
Буриас Драк`Шал снова заревел, на этот раз торжествующе, и снова отправился рыскать в руинах.

- Господин, - произнес Ашканез, указывая куда-то.
Мардук проследил за взглядом Первого Послушника и увидел вдалеке «Громовой ястреб» Белых Консулов. Тот дымился и быстро снижался.
- Пойдем, - сказал Темный Апостол.

Из дюжины полученных Осторием ран текла кровь, однако он не чувствовал боли. Он знал, что не переживет этого боя, но это не имело ни малейшего значения. Важно было лишь выполнить возложенную на него миссию.
Позади проконсула на полу остались лежать тела трех Несущих Слово. Он ловко крутнулся и прикончил еще одного вражеского воина, пронзив его голову гудящим силовым мечом. Клинок пробил череп Несущего Слово и высунулся с задней стороны шлема. Осторий выдернул меч, и воин рухнул на палубу.
Погибли еще двое из боевых братьев Белых Консулов, составлявших ликвидационную бригаду, но между Осторием и его целью осталась стоять только горстка Несущих Слово. Апостол продолжал неподвижно восседать на своем высоком троне на возвышении, будто пребывая в трансе.
Вверх поднялся болтер, и Осторий сделал перекат и с лязгом выстрелил из болт-пистолета из-за гудящего боевого щита. Выстрел попал в руку Несущего Слово, отбросив ее в сторону. Осторий ощутил движение потревоженного воздуха: заряд болтера пронесся рядом с его ухом. Он вскочил на ноги перед Несущим Слово, вскидывая силовой меч, и нанес удар в пах предателя. Клинок пробил силовую броню и плоть и наполовину рассек живот Несущего Слово. Отпихнув тело ударом сапога, Осторий освободил свое оружие и перекатился еще ближе к устройству.
К его шее рванулся цепной топор, но он отвел его силовым щитом и мощным размашистым ударом обезглавил противника.
- Прикройте меня! – взревел он, заметив возможность прорваться. Боевые братья сомкнули строй позади него, а сам он метнулся к вращающемуся устройству наверху гусеничного транспортера.
Совращенный техномагос бросился между Осторием и его целью. Уже успев увидеть, как тот разорвал одного из боевых братьев на куски, проконсул понимал, что бой нужно закончить быстро.
Серворуки метнулись к нему, однако Осторий уже стремительно двигался. Он поднырнул под первую, перескочил вторую, и его меч прочертил в воздухе дугу.
Он попал техномагосу в горло, силовой клинок рассек измененную плоть и магистральные кабели. Брызнули масло и похожая на молоко кровь, и Осторий проскочил мимо зашатавшегося громадного адепта.
Проконсул запрыгнул на корму краулера. Он чувствовал, как за ним колеблется воздух, и отвел назад меч, готовясь воткнуть его между вращающихся окружностей и пронзить серебристое устройство в середине.
- За Борос, - произнес он.
И в этот миг сидевший на возвышенном костяном троне Апостол поднялся на ноги.
- Довольно!
На Остория обрушилась незримая сила, оторвавшая его от транспортера и швырнувшая на пол.
Апостол спускался по ступеням возвышения, снимая мантию.
Осторий попытался встать, но на задворках его разума воцарилась вызывающая оцепенение боль, и его зрение затуманилось.
Остальные Белые Консулы были мертвы, их драгоценная кровь растекалась по палубе.
Апостол сошел на уровень пола внутреннего святилища и приблизился к силящемуся встать на колени Осторию.
- Опусти оружие, Кол Харекх, - обратился Апостол к Несущему Слово, нацелившему оружие на Белого Консула.
Осторий понимал его речь, несмотря на ее гортанность и архаичность.
Резкая боль врезалась в его сознание, словно огненный клинок, и он в муках схватился за виски.
- Я мог бы убить тебя одной лишь мыслью, - проговорил Темный Апостол, проворачивая невидимую психическую иглу в голове проконсула, - но это не успокоит моего гнева. Вставай.
Боль неожиданно отпустила Остория, и он поднялся на ноги, сжимая силовой меч. Безоружный Апостол шел прямо на него. Несущий Слово жестом велел своим прихвостням отойти назад. Между ним и Белым Консулом образовалось свободное пространство.
Не тратя время на формальности, Осторий бросился вперед, чтобы сразить отступника.
Несущий Слово поймал гудящий силовой меч, зажав его между ладоней и остановив в нескольких сантиметрах от своего лица. Осторий даже не заметил, как тот двигался.
Оттолкнув клинок в сторону и отпустив его, Несущий Слово нанес удар ладонью в забрало шлема Остория. Оно треснуло и прогнулось внутрь.
Белый Консул сорвал с себя шлем и отшвырнул его в сторону, взглянув на врага с новоприобретенным уважением.
- Я собираюсь получить удовольствие, - произнес Несущий Слово, приближаясь к Осторию.
Andrei Дата: Среда, 17.08.2011, 10:16 | Сообщение # 18
Сообщений: 130
Замечания:
Уважение [ 4 ]
Где то гуляет...
Четырнадцатая глава

Тит Валенс дал свой последний бой на ступенях храма Глориата.
Храм-крепость был одним из самых крупных и впечатляющих строений юго-восточного квадранта Принципата Сиренус. Расположенная перед ним парадная площадь была почти пять километров шириной, а подход отмечали титанические столпы. Ни одна из могучих мраморных колонн не осталась целой, а гордые изваяния героев Астартес, стоявшие наверху, превратились в руины.
Казалось, прошла целая жизнь с тех пор, как Аквилий стоял на этой площади, проводя смотр рядов Боросского 232-го.
Позади них в центре площади лежал дымящийся остов «Громового ястреба». Его сбил пришедшийся по касательной выстрел гатлинг-бластера свирепого титана класса «Налетчик», скрывавшегося на улицах. Девять боевых братьев, включая пилота, погибли, когда опустошающее пламя разорвало штурмовой корабль, как будто он был сделан из фольги. Еще больше умерло, когда он рухнул с неба, словно птица с подрезанными крыльями, и врезался в площадь, круша в штопоре колоннады.
Как бы то ни было, выжила буквально горстка. Помимо коадъютора Аквилия, из обломков выбрались великий магистр Тит Валенс, библиарий-эпистолярий Ливентий и шестеро ветеранов Стойкой Стражи. Вопреки всем прогнозам, выжил и Верен из 232-го Боросского, а с ним трое его солдат.
- Доложить состояние, - прорычал великий магистр, шагнув к храмовой лестнице.
- Мы отрезаны и полностью окружены, - сообщил один из Стойкой Стражи, сверяясь с встроенным в его левую бионическую руку ауспиком. - Капитан Децим из 5-й роты двигается к нашей позиции, направляя отделения Гвардии и роты бронетехники. Чтобы забрать нас, вылетел «Громовой ястреб».
- Войдем в храм и будем держаться до прихода подкрепления, - произнес великий магистр. - Идем.
Поддерживая раненых, кучка космодесантников и гвардейцев торопливо двинулась через площадь к лестнице, ведущей в храм Глориата.
- Что-нибудь слышно от проконсула Остория? - спросил Тит Валенс.
- Пока нет, - ответили ему.
- Враг, - предостерегающе произнес библиарий-эпистолярий Ливентий.
Аквилий поднял глаза на вершину лестницы и увидел, как Несущие Слово появляются в поле зрения и блокируют вход в храм Глориата.
Великий Магистр Тит Валенс скомандовал остановиться. Группа десантников приготовилась к бою, загнав в болтеры новые магазины и вытащив цепные мечи. Сам великий магистр активировал громовой молот, и до ноздрей Аквилия донесся резкий запах озона.
- Аквилий, ты не должен погибнуть, - произнес великий магистр Валенс. - Только Белый Ангел поддерживает единство Бороса. Нам необходимо выиграть время для Остория, чтобы он завершил свою миссию. Все остальное второстепенно.
- Мой повелитель, - проговорил Аквилий. - О чем вы?
- Ливентий, отведи его в безопасное место, - распорядился великий магистр.
Наверху Несущие Слово почтительно расступились, склоняя головы и отходя в стороны. На вершине лестницы появился свирепо выглядящий воин-жрец. На Несущем Слово был череполикий шлем, а в одном из бронированных кулаков была зажата нечестивая насмешка над капелланским крозиусом арканум. Броню предателя украшали свитки с еретическими клятвами и безумные надписи. Аквилий ощутил прилив ненависти и отвращения. Похоже, именно этого омерзительного воина они и ждали.
- Темный Апостол, - сплюнул Аквилий.
- Слушайте меня, - произнес великий магистр Валенс. - Под золотым куполом храма Глориата есть укрепленная посадочная площадка. До нее можно добраться по подземным туннелям. Меньше, чем в двух километрах к юго-юго-востоку отсюда есть служебные подъемники.
Ливентий задрал бровь.
- Я проходил здесь обучение в бытность послушником, - ответил великий магистр на не прозвучавший вопрос. - Я сейчас поставлю для вас отметку на местности.
- Повелитель, вы идете с нами? - спросил Ливентий, нахмурившись.
- Для меня было честью вести вас, братья, - произнес великий магистр.
- Владыка, - проговорил Ливентий. - Тит! Ты же не можешь думать об этом!
- Я приказываю тебе, эпистолярий, - рыкнул великий магистр. - Всем вам. Я сдержу их. Сохраните Аквилию жизнь.
Глаза Аквилия расширились. Он переводил взгляд между великим магистром и библиарием-эпистолярием.
- Я не могу... - начал Ливентий.
- Это приказ! - рявкнул великий магистр и начал подниматься по ступеням к ожидавшему Темному Апостолу. - Идите!
Аквилий и остальные боевые братья стояли молча, охваченные нерешительностью.
- Идите! - прогремел великий магистр. - Ливентий! Я приказываю тебе отвести этих людей в безопасное место.

Мардук улыбнулся под череполиким шлемом, глядя, как навстречу ему поднимается по лестнице великий магистр Белых Консулов. Космический десантник был облачен в убранную золотом терминаторскую броню и мог сравниться по размерам с Кол Бадаром.
На нем не было шлема, и лицо было открыто. Когда он приблизился, Мардук разглядел в чертах великого магистра тень примарха Жиллимана, и его захлестнула ненависть.
Великий магистр был вооружен громовым молотом и штурмовым щитом, с украшенной брони свисал обожженный в бою синий табард. Несколько из ничтожной горстки ветеранов двинулись, чтобы встать между их повелителем и Мардуком, но одетый в терминаторский доспех командир резко отослал их.
- Мы его пристрелим? - спросил Кол Бадар из-за плеча Мардука.
- Нет, - сказал Темный Апостол. - Пусть подойдет.
Повинуясь Мардуку, Несущие Слово отступили назад и образовали на вершине лестницу широкий полукруг. Белый Консул осторожно вошел в круг, безотрывно глядя на Мардука.
- Буриас — рявкнул Мардук, не сводя глаз с Белых Консулов. Стройный Несущий Икону, недавно снова примкнувший к Воинству, мгновенно шагнул вперед. - Хочешь его?
Буриас широко ухмыльнулся в ответ и передал икону Воинства Кхалаксису. Он дал волю изменениям и стал единым целым с демоном внутри.


Круг Несущих Слово стоял в молчании, а Буриас Драк`Шал и Белый Консул двигались друг напротив друга. Над головой кружили демоны.
Белый Консул самое меньшее втрое превосходил Несущего Икону по весу. Он тяжело вышагивал, прикрываясь штурмовым щитом. Буриас Драк`Шал рыскал вокруг него, низко пригнувшись. У него не было оружия. Он в нем не нуждался. Пальцы превратились в длинные когти, способные пробить керамит, а на раздавшейся челюсти виднелись ужасные клыки.
Он перескакивал влево-вправо, пригнув звероподобную голову и выискивая слабости в обороне противника. Белый Консул поднял штурмовой щит, держа громовой молот наготове.
Когда одержимый воин нанес удар, то вложил в него все свои сверхъестественные силу и скорость. Он взревел и метнулся к Белому Консулу, практически став размытой тенью. От штурмового щита полетели искры, и Несущий Икону отлетел назад и тяжело приземлился. В мгновение ока он снова оказался на ногах и бросился на великого магистра, вытянув когти.
Он приземлился на шипастый низ терминаторского штурмового щита Белого Консула, и вцепился в верхний край когтями левой руки.Острые когти сомкнулись на кромке штурмового щита и потянули его вниз, хотя воздух и наполнился смрадом обгорелой плоти. Свободной рукой Несущий Икону нанес великому магистру удар, тридцатисантиметровые когти пробороздили латный воротник.
С ошеломляющей мощью Белый Консул ударил Буриаса Драк`Шала в лицо рукоятью громового молота, сбросив его со щита. Несущий Икону упал наземь, приземлившись на четвереньки. Великий магистр двинулся к нему, на молоте трещали молнии.
Буриас Драк`Шал отскочил назад и вскочил на мраморные плиты, глубоко вогнав них когти, чтобы избежать удара молота. Навершие оружия Белого Консула врезалось в мрамор с резким треском разряда. От удара камень раскололся.
Следующий удар Буриас Драк`Шал поймал когтистой лапой, остановив его на полдороги. Напитанные варпом мышцы напряглись, удерживая оружие. Великий магистр ударил его штурмовым щитом, отбросив назад.
Двигаясь с неожиданной быстротой, Белый Консул последовал за ошеломленным на секунду одержимым воином и нанес тому в грудь жестокий удар. Буриас Драк`Шал попытался отпрыгнуть вбок, но молот попал в плечо. Последовал раскат взрыва, и его швырнуло наземь. Когда он снова поднялся на ноги, левая рука повисла, став бесполезной. Наплечник был сорван, а броня под ним расколота. Сочившийся красно-черный ихор шипел, капая на мраморный пол.
Рука одержимого воителя восстанавливалась за считанные секунды, но причиняла ему заметную боль.
Когда схватка подошла к своему концу, он оказался жестоким и отрывочным. Удар молота снес с головы Буриаса Драк`Шала один из загнутых рогов. Из раны брызнула горячая демоническая кровь. Капля попала великому магистру в левый глаз и обожгла сетчатку. На долю секунды Белый Консул повернул голову и инстинктивно прикрыл глаза. Этой представившейся возможности хватило Буриасу Драк`Шалу.
Поднырнув под размашистый удар великого магистра, он подскочил вплотную, нанося удары когтями в бок воину. Он не мог пробить толстую броню, но использовал инерцию ударов, чтобы, словно обезьяна, перекинуть свое измененное тело за спину великому магистру. Наконец, он оказался сидящим на широких плечах Белого Консула, глубоко всадив в них когти на задних лапах.
Обрушив сверху вниз удар и вложив в него всю силу, он пробил когтями левой руки темя великого магистра, мгновенно убив того. Воин рухнул с ужасающим грохотом.
Буриас Драк`Шал тут же оказался на груди великого магистра, все продолжая бить по лицу уже мертвого воителя. Под его ударами череп Белого Консула раскололся. Даже сверхтвердые кости Астартес не могли выдержать ту незамутненную жестокость, которую обрушил на них Буриас Драк`Шал.
- Довольно, - наконец сказал Мардук.
Тяжело дыша, Несущий Икону распрямился в полный рост. Покрывавшая его лицо кровь была такого же цвета, что и броня. Он вскинул обе руки высоко вверх, запрокинул голову и взвыл в небеса, возвещая о своей победе, чтобы боги стали ее свидетелями.

Аквилий и остальные Белые Консулы услышали этот вопль, достигнув низа храмовой лестницы. Молодой коадъютор сотворил знак аквилы. Наверху можно было разглядеть ненавистную фигуру Темного Апостола. Казалось, что многие ветераны готовы ринуться назад, но билиарий-эпистолярий Ливентий пресек эти попытки.
- Приближаются еще предатели, - предостерег один из ветеранов. «Хищники» и «Носороги» двигались по бульварам и мощеным улицам, ведущим на площадь. Они угрожали окружить Белых Консулов.
Библиарий на мгновение задержался, поднося руку к лицу. Когда он отнял ее, на кончиках пальцев были алые капли. Из ноздрей текли ручейки крови.
- Ливентий?.. - спросил Аквилий.
- Я что-то чувствую.
- Еще враги?
- Нет. Нечто... новое. Никогда подобного не ощущал. Идемте. Пора, братья, - произнес Ливентий.
Аквилий бросил последний взгляд на вершину лестницы.
- Пусть его смерть не станет напрасной, - сказал он. - Теперь все зависит от проконсула Остория.

Кто-либо более слабый уже был бы мертв.
Осторий превратился в окровавленные останки. Его тело было изломано, а лицо неузнаваемо. Один глаз заплыл, а нос был сломан в трех местах. Левая скула была расколота, обломки кости выпирали из-под кожи. Череп треснул и сочился влагой. Изо рта капали кровь и слюна. Неуверенно поднимаясь на ноги в очередной раз, он выплюнул на палубу несколько зубов.
Сломанная левая рука бесполезно свисала. Однако правой он продолжал сжимать силовой меч. Он бросился на врага, целясь острием в сердце Несущему Слово.
Выпад был отбит небрежным взмахом руки. Сокрушительный удар открытой ладонью пришелся точно в лицо Осторию. От рубящего удара по шее Белый Консул рухнул на пол.
Великий Апостол Экодас был абсолютно невредим, хотя руки его и покрывала кровь. Он прохаживался туда-сюда, ожидая, пока Осторий встанет.
Снова и снова тот поднимался, атаковал и падал наземь. Круг Несущих Слово безучастно наблюдал, как их повелитель по частям уничтожает Белого Консула, по своему выбору круша кости и разрывая органы.
Наконец, забава прискучила Экодасу. Он поймал Остория за руку, когда тот наносил слабый удар поверх головы. Крутанувшись и оказавшись за спиной противника, Экодас обвил его шею рукой.
- Все кончено, - проговорил Экодас на ухо Осторию. Расфокусированный взгляд изуродованного Белого Консула задержался на Регуляторе Связей.
Жестоким рывком Экодас сломал шею проконсула.

Прищурив глаза, Мардук наблюдал, как жалкая кучка Белых Консулов и гвардейцев торопливо двигается через площь внизу.
- Взять их, - произнес он, и бойцы 34-го Воинства рванулись вперед, прыгая по ступеням.
Они прошли половину пути, когда небеса взорвались.
Словно превращающаяся в сверхновую звезда, звездный форт Кронос исчез в мощнейшем взрыве, залившем планету ослепительно-резким белым светом.
- Во имя богов, что это? - выдохнул Ашканез.
В воздухе что-то изменилось. Мардук ощущал это даже внутри герметичного доспеха. Казалось, атмосфера внезапно наполнилась электричеством, от которого встала дыбом густая спутанная шерсть его плаща.
Сверху задул горячий ветер, по площади закружились вихри пыли и пепла. Небо начало бурлить, словно омут. Облака пепла, дыма и ядовитых испарений закружились в безумном круговороте. Прямо над головой они начали вращаться против часовой стрелки, словно собирался чудовищных масштабов циклон. Это напоминало гигантский водоворот. Вихрь начал крутиться с возрастающей скоростью. Мардук почувствовал, как внутри него начинает появляться тревога. Его обычной реакцией на подобные непривычные эмоции были агрессия и жестокость. Кровеносную систему заполнили двигавшиеся по венам свежие порции боевых наркотиков.
- Это наша работа? - прорычал Буриас, загнав демона внутрь и вновь сжимая в руках почетную икону.
- Нет, - отозвался Мардук. - Я не ощущаю здесь прикосновения варпа. Вообще никакого. Это… что-то другое.
Чем бы оно ни было, оно начало спускаться через атмосферу.
И оно было огромно.
Andrei Дата: Среда, 17.08.2011, 10:17 | Сообщение # 19
Сообщений: 130
Замечания:
Уважение [ 4 ]
Где то гуляет...
Книга пятая
Возмездие

"Мы все бессмертны, братья. А вся эта боль — не более, чем иллюзия"
Надпись, нацарапанная кровью Темным Апостолом Мах'киненом накануне его жертвоприношения.

Пятнадцатая глава

Поначалу это была просто тень в небе, озаряемом темно-красными ядовитыми испарениями в атмосфере Бороса Прим. Она заслонила оба солнца, погрузив город внизу во тьму ночи. Тень была поистине огромной, казалось, она закрывала все небо от одного края горизонта до другого. И отбрасывающий тень объект постепенно приближался.
Сперва Мардук подумал, что это боевой крейсер падает на землю в результате катастрофы на орбите Бороса, где шло сражение, но объект оказался даже больше, чем флагман Экодаса - огромный "Круциус Маледиктус". Неужели сам звездный форт?
Сила ветра увеличилась, и в центре воздушного вихря возникла брешь. Дыра в слое облаков давала надежду находившимся на поверхности Борос Прим впервые с момента прибытия Несущих Слово увидеть чистое небо. В небе должно было быть видно похожее на воспаленную рану Око Ужаса, однако что-то заслоняло его. В увеличивающемся просвете должно было появиться синее небо, но вместо него там чернела тьма. Обволакивающая пустота, которая, казалось, поглощает весь свет.
Эта оказалась нижняя часть судна столь огромного, что крупнейшие крейсеры выглядели на его фоне ничтожно. Мардук моментально понял, что сверху падает вовсе не звездный форт Кронос. Чей бы корабль это ни был , но он целиком и полностью уничтожил орбитальную крепость. Закручивающиеся по спирали облака продолжали расходиться перед космическим кораблем. По мере снижения все лучше различались зловещие зеленые огни, горевшие вдоль черного днища звездолета. Мардук ощутил укол беспокойства.
Последние облака ушли за горизонт, и корабль ксеносов предстал во всем свое величии. Он достигал в длину не менее пятнадцати километров и отбрасывал тень на весь город. Тусклый свет заслоненных звезд создавал эффект затмения, давая представление о форме корабля всем, кто находился внизу.
Это был огромный, идеальный полумесяц, закругленный словно лезвие серпа. Он висел в нижнем слое атмосферы, будто занесенный для удара топор палача. Нечто столь громадное не могло спуститься так близко к поверхности планеты и при этом не быть притянутым планетарной гравитацией, насколько бы мощны не были бы у него двигатели. Но корабль все же снижался.
Невозможно представить, какая энергия необходима, чтобы сопротивляться гравитационным силам и не давать такой громадине упасть на землю. Эти силы были за гранью понимания человеческого разума. Однако, свирепые ветра, что продолжали обрушиваться на город, по мнению Мардука едва ли могли удержать подобное творение в воздухе. В сущности, на днище судна вообще не было видно никаких ярко горящих двигателей, которые пылали бы с силой тысяч солнц.
Как корабль смог спуститься с орбиты, Мардуку не удавалось понять. И вопреки всем законам природы и рациональному мышлению, сооружение продолжало входить в нижние слои атмосферы, неуклонно приближаясь к поверхности Бороса Прим.
Громадное судно ксеносов было абсолютно черным, складывалось впечатление, что оно поглощает свет, а тьма заставляет светящиеся зеленые линии, составляющие чужеродный геометрический узор на днище корабля, гореть ярче. Нижнюю часть звездолета покрывали десятки тысяч светящихся иероглифов: чужеродные символы пиктографического письма, состоящие из линий, кругов и полумесяцев. Среди прочих своим размером выделялся иероглиф, представляющий собой круг, от которого расходились различной длины линии, будто стилизованные лучи солнца.
Мардук уже видел прежде это изображение на захолустном имперском мире Танакрег. Этот символ был нанесен на гладких поверхностях инопланетной структуры, погребенной глубоко в недрах скалы на дне испарившегося океана. Он знал, что за существа находились внутри: бессмертные создания из живого металла, лишенные страха, жалости и сострадания, освобожденные от забот смертных. Смертоносные враги, почти неостановимые. И его кровь похолодела, когда он осознал, зачем они пришли.
- Вызывайте "Грозовых птиц", - приказал Мардук, стоя у подножия имперского храма. В его голосе слышалось напряжение. - Прикажите "Инфидус Диаболус" приготовиться к отлету. Я хочу, чтобы все немедленно убрались отсюда. Сейчас же.

- Это что еще за новая напасть? - выдохнул коадъютор Аквилий, широко раскрыв глаза и задержавшись перед тем как спуститься в туннели, ведущие к нижним уровням Храма Глориата. Библиарий-эпистолярий Ливентий тоже остановился посмотреть. Его лицо было мрачным.
- Пойдемте, братья, - наконец сказал библиарий. Осторожно двигаясь с оружием наготове, горстка раненных Белых Консулов и гвардейцев, пригибаясь, вошла в туннели. Тяжелые противовзрывные двери захлопнулись за ними, словно поставили зловещую точку в их истории.

Взгляд Кол Бадара был прикован к очертаниям громадного корабля, парившего в нижнем слое атмосферы. Он не возражал приказу Темного Апостола покинуть этот мир. Мардук понял, что он тоже догадался о природе этого корабля, который угрожающе навис над городом. Мардук услышал треск вокса, когда Корифей начал раздавать приказы об эвакуации.
- Господин? - произнес Ашканез, хмуря брови. - Что это? Мы собираемся бросить все, ради чего сражались? - Проигнорировав Первого Послушника, единственного члена 34-го воинства, который не участвовал в войне на Танакреге, Мардук начал выкрикивать распоряжения, приказывая своим войскам отступить и перегруппироваться, готовясь к эвакуации.
- Господин! - с нажимом произнес Ашканез. - Мы должны довершить начатое! Нельзя оставлять в живых сынов Жиллимана!
Мардук все так же не обращал на него никакого внимания.
- Этот мир еще не наш! - зарычал Ашканез. - Недопустимо уходить, пока Верховный Апостол Экодас не разрешит начать...
Первый Послушник умолк, когда Мардук резко обернулся и с рыком схватил его за горло. На широком лице Ашканеза вспыхнул гнев, и на секунду Мардук подумал - даже понадеялся - что Первый Послушник ударит его, однако черты Ашканеза вновь сложились в каменную маску спокойствия, и он опустил взгляд.
- Нет, этот мир еще не наш, и не будет, по крайней мере, сейчас. Ты понятия не имеешь, что это такое, - произнес Мардук, показывая на громадный объект, все разрастающийся на небе. - И что предвещает появление этого корабля. Мы уходим. Экодас может катиться ко всем чертям.
- Пусть имперцы получили внезапное подкрепление, - сказал Ашканез. - Какое это имеет значение? Мы обязаны прикончить Консулов, пока они слабы и уязвимы.
- Невежественный глупец, - ответил Мардук, - это не союзники имперцев.
Он отпустил Первого Послушника, с насмешливой улыбкой оттолкнув его.
Мардук заметил, как Ашканез бросил взгляд за его плечо, и только тогда заметил чью-то гигантскую фигуру, стоящую угрожающе близко позади него. Обернувшись, он увидел , что это был берсеркер Кхалаксис, возвышенный чемпион 17-ого избранного круга. Грудь большого воина вздымалась и опускалась, а его лицо, покрытое ритуальными шрамами и обрамленное спутанными косичками, застыло в зверином оскале.
- Какие-то проблемы, Кхалаксис? - рыкнул Мардук, пристально глядя в покрасневшие бешеные глаза чемпиона Кхорна. Это был один из самых высоких воинов в Воинстве, и Мардук едва доходил ему до подбородка. Краем глаза Темный Апостол заметил, как Ашканез посмотрел в небо, а затем снова на Кхалаксиса. Первый Послушник, казалось, на мгновение заколебался, но затем коротко кивнул - с неохотой, как показалось Мардуку.
- Ступай, брат, - сказал Сабтек, вставая на защиту перед Мардуком. Чемпион священного 13-го держал руку на рукояти меча.
Могучий возвышенный чемпион не желал отступать, продолжая смотреть на Мардука. В его взгляде явственно читалась жестокость. Мардук чрезвычайно хорошо помнил о сжатом в руках гигантского воина огромном цепном топоре, и о том, что Кхалаксис едва контролирует свою кровожадную ярость.
- Кхалаксис, - резко произнес Ашканез.
В последний раз бросив угрожающий взгляд, берсеркер ушел прочь, возвращаясь к своему избранному кругу.
- Не будьте излишне строги к Кхалаксису, мой повелитель, - проговорил Ашканез. - Над ним возобладал гнев. Он не хотел проявить неуважение.
- Когда мы уберемся отсюда, нам с тобой нужно будет... поговорить, Первый Послушник, - отозвался Мардук.
Ашканез молитвенно склонил голову.
- Как вам будет угодно, господин, - сказал он безразличным тоном.
Мардук заметил, как Буриас усмехнулся.
- Штурмовые челноки прибыли, - доложил Кол Бадар.
Мардук оглядел площадь. Белые Консулы уже давно скрылись. Со времен Калта его снедало желание убивать и калечить сынов Жиллимана, разрушать все, за что те сражались. А теперь он позволял генетическим потомкам Ультрадесанта сбежать от него. Однако он забыл о ненависти, ибо были более неотложные дела, требовавшие его внимания. Если быть точным - необходимость остаться в живых. Он вновь решился посмотреть вверх на небо.
На Танакреге пирамида ксеносов столь же древняя, сколь и чуждая человеку, располагалась в глубокой впадине на дне кислотного океана этой захолустной планеты. Там она пребывала на протяжении несчетных тысячелетий. Спящая и безжизненная. Её месторасположение открылось только после того, как все океаны выкипели из-за действий 34-го Воинства под командованием предшественника Мардука, Темного Апостола Ярулека. Мардук - Первый Послушник Ярулека - был среди тех, кто проник внутрь инопланетной пирамиды, спустившись в ее вызывающие клаустрофобию недры. То была гробница, как понял Мардук, и, проникнув в ее темное сердце, Несущие Слово пробудили ее стражей от вечного сна.
Именно там глубоко внутри инопланетного склепа пирамиды ксеносов, в который он вошел, находилась святая святых чужеродного существа, в апокрифе Несущих Слово именуемого Неумирающим. Это создание было невообразимо древним. Как подозревал Мардук, оно было таким же старым, как сами боги. В безумном царстве Неумирающего - месте за гранью его понимания, где пространство и время, казалось, были столь же ощутимы, как живая плоть - Мардук нашел Регулятор Связей - мощный артефакт инопланетной технологии, что сделал возможным нападение на Боросские Врата. Там же Мардук оставил своего господина Ярулека. Темный Апостол отвернулся от него сразу, как только нужда в нем отпала, но победителем оказался все-таки Мардук.
Он давно замышлял низвержение Ярулека. Возможно, все произошло не так, как он бы хотел, но теперь это уже было не столь важно. Ярулек погиб, а Мардук выбрался из сводящих с ума владений Неумирающего, прихватив с собой свою награду - Регулятор Связей.
Глубоко в его сознании оставались похороненные мелкие тревоги по поводу того, что злое разумное существо позволило ему покинуть свое царство. Мардук всегда отказывался принять подобную мысль. Но теперь, при виде спускающегося над городом громадного звездолета, сомнения возвратились. Интуитивно он знал, что злобный разум, который командовал кораблем, принадлежал тому же существу, с которым он столкнулся под пирамидой. Несомненно, он пришел потребовать обратно то, что было у него украдено.
Огромное судно ксеносов было теперь столь близко, что Мардуку казалось, будто он может почти достать до обсидианового днища, хотя на самом деле звездолет находился, как минимум, еще в километре над городом.
«Мне не предначертано умереть здесь», - пронеслась вызывающе дерзкая мысль у него в голове. Знамения не предвещали его смерть в этом месте.
Гигантский корабль пришельцев остановился в двухстах метрах над городом, от чего возникало ощущение клаустрофобии. Теперь уже за этой конструкцией точно невозможно было увидеть никакого проблеска чистого неба. Складывалось впечатление, что у планеты появилась лишенная опор низкая крыша, которая могла в любой момент обрушиться на находившихся внизу.
Зеленоватые молнии играли на обсидиановой поверхности днища звездного корабля. Геометрические узоры пульсировали, ярко разгораясь, а затем затухая, подобно биению сердца. Тысячи иероглифов пришельцев вспыхивали зеленым мерцающим огнем.
- Где "Грозовые птицы"? - прошипел Мардук.
- На подходе, будут через минуту, - ответил Кол Бадар. Он указал вдаль. Темные корабли неслись в их направлении, низко летя над городом. - Вон они.
Вдалеке раздался высокочастотный электронный гул, от которого у Мардука по коже пробежали мурашки. Звук резко усилился, и когда вышел за диапазон слышимости Астартес, из инопланетного корабля в землю примерно в двух километрах на севере от них ударила колонна призрачного света шириной с городской квартал. Электрические разряды заплясали вдоль нематериальных границ луча. Свет колонны не рассеивался, он остался стоять, твердо уткнувшись в город, подобно некому огромному, недвижимому лучу прожектора.
- Преисподняя Сикаруса, что это? - спросил Ашканез.
Раздался еще один гул, и очередной луч света вонзился в поверхность планеты, в этот раз примерно в пяти километрах к югу от их позиции. Дальнейшие пронзительные звуки возвестили о появлении еще большего числа столбов призрачного света, пока десяток таких же ослепительных, как и первый, не подперли землю, связав корабль пришельцев с городом внизу. Они сияли подобно небесным столбам во тьме, будто удерживая судно ксеносов в воздухе.
Возник новый электронный гул, более громкий и насыщенный, чем все предыдущие. Устремив взор наверх, Мардук увидел кольцо света, ярко пылающее на днище звездолета ксеносов прямо над их головами. Оно разгоралось все сильнее, и, несмотря на то, что автоматические линзы его шлема снизили мощность внезапного, ослепительного света до приемлемого уровня, Мардук все-таки поднял руку, чтобы защитить глаза. Его посетила мысль, что, если это некая разновидность оружия, копье света чудовищной мощи, то он и его братья находятся прямо в эпицентре взрыва.
Твердо упершись в землю, Мардук яростно зарычал, смотря в небо. Если ему предстояло умереть, то он не собирался покоряться до самого конца.
Ослепительный, рассеянный свет окружил Мардука и его собратьев, и сам воздух заискрился от мощных электрических разрядов. У Мардука ушло полсекунды на то, чтобы осознать, что он все еще жив, а колонна света оказалась по своей природе неразрушительной. Он вознес короткую благодарственную молитву богам эфира. Передышка длилась недолго.
Пространство вокруг него засверкало и заискрилось энергией, как будто сами частицы воздуха неистово колебались. Искры яркого света плясали на пластинах брони обеспокоенных Несущих Слово.
- Энергетические показания зашкаливают, - произнес Сабтек, нахмурив брови, смотря на демонический ауспик в своих руках.
- Что-то перемещается, - прошипел Кол Бадар, машинально сжимая и разжимая острые клинки своих силовых когтей. - Нутром чую.
- Приготовиться! - приказал Мардук, поднимая свой крозиус.
- Что-то идет, - прокричал Сабтек, разворачиваясь на месте и не отрывая глаз от красной пульсирующей линзы дисплея ауспика. Вдруг он остановился и поднял взгляд. - Там! Триста двадцать метров! Высота 3.46!
Мардук посмотрел туда, куда указывал его чемпион. Поначалу он ничего не увидел. Затем в том месте замерцал потрескивающий шар энергии, зависший примерно в двадцати метрах над городом. Он находился по центру широкого бульвара, что вел к площади. Несущие Слово стали отходить с оружием наготове. Пространство вокруг сферы из мерцающей энергии заколыхалось, и искрящееся электричество ударило из его недр.
- Что... - начал было Ашканез, но так и не закончил фразу.
Раздался сильный свист, и потрескивающий шар света внезапно расширился в сотни раз от первоначального размера. Корона молний бешено искрила внутри, и готовые ко всему Несущие Слово отступили еще на шаг, когда на них обрушился сильный порыв ветра. Спустя доли секунды вновь произошло резкое сжатие сферы, сопровождаемое низким всасывающим звуком, возникшим, как только воздух заполнил вакуум. Шар сжался сам в себя, сократившись до размера горошины, прежде чем взорваться.
С оглушительным свистом ослепляющий свет залил все вокруг, и сфера энергии исчезла. На ее месте находилась парящая в десяти метрах над землей и медленно вращающаяся пирамида с плоской вершиной, по размерам приблизительно сопоставимая со сверхтяжелым танком. Она состояла из поглощающего свет черного камня, на ее гладких поверхностях играли зеленые электрические разряды.
Она висела в воздухе, лениво поворачиваясь, а затем ее форма стала меняться. На ровных поверхностях появились сияющие зеленые линии, четыре вытянутых столба из черного камня выросли на каждом углу вершины, словно зубцы крепостной стены. Четыре похожие на ребра секции скользнули вверх по разным сторонам призмы, образуя пустую ячейку на вершине. Одиночная широкая дуга, похожая на архитектурный контрфорс неземного вида, плавно разместилась над пустой ячейкой.
Крупный темно-зеленый кристалл, не менее трех метров высотой, поднимался изнутри призмы, пока не повис без опоры внутри полости. Кристалл имел идеальную симметрию и мерцал внутренним светом. Искрящиеся, зеленые электрические импульсы метались между кристаллом и похожими на ребра опорами, огораживавшими его. Сначала разряды возникали осторожно, а затем их частота и мощность возросли. Свет внутри кристалла усиливался, пока не засиял ярким огнем, и дождь искр не затрещал как саван из молний.
На крутых стенах призмы запульсировали, оживая, иероглифы и пиктограммы, а в бойницах, появившихся на углах пирамиды, возникли турели. Пушки начали механически вертеться из стороны в сторону, по всей длине их стволов сверкали зеленые молнии.
Внутри шлема Мардука вспыхнули нити целеуказателя, зафиксировавшиеся на орудиях.
- Уничтожить это! - взревел он.

Коадъютор Аквилий вышел со своими собратьями из служебного подъемника. Они стояли на высокой мелкозубчатой стене указанной посадочной площадки на вершине Храма Глориата, куда летел "Громовой ястреб". Позади них возвышался золотой купол, увенчанный сияющей статуей Императора. «Только чудом она осталась нетронутой среди всего этого разрушения», - подумал Аквилий.
Статуя возвышалась на тридцать метров, и потому было понятно, почему так много праведников совершали паломничество на Борос Прим. Говорили, что посмотреть на изваяние - все равно, что узреть божество. Мастера оказались настолько искусны, что от лицезрения величественного выражение лица статуи у всех наворачивались слезы. Аквилий ощутил успокоение под ее взором.
Один из раненных ветеранов Стойкой Стражи опустился наземь. Боевой брат привалился спиной к зубчатой стене. Сам Аквилий стоял, выглядывая поверх зубцов и озирая площадь внизу. От увиденного у него перехватило дыхание.
Несущие Слово вели огонь по медленно вращающейся черной пирамиде, парящей над землей. Откуда появилась эта инопланетная штуковина, Аквилий не знал.
Ракеты безрезультатно взрывались о ровную, черную поверхность. Он видел, как снаряды автопушки строчили по сторонам пирамиды. Крупнокалиберные боеприпасы безвредно рикошетили от темного камня, не причиняя почти никакого вреда, на поверхности появлялись лишь трещинки . Лучи лазпушки ударяли в наклонные стены пирамиды, но энергия просто поглощалась инопланетным сооружением, отчего иероглифы моментально загорались ярче.
Инопланетная призма опустилась к земле, и вокруг нее образовался круг, который расширялся по мере того, как Несущие Слово рассыпались за укрытия. Она остановилась в метре над мраморной площадью и вновь открыла огонь. Электрическая дуга ударила из одной из вращающихся защитных турелей, угодив в кучку Несущих Слово, которые нашли укрытие за низкой балюстрадой. С ослепительной вспышкой света полдюжины почерневших и дымящихся тел космодесантников-предателей взмыли в воздух. Они тяжело ударились о землю; останки корчились, пока на их доспехах мерцали остаточные зеленые разряды. Мраморная балюстрада была практически уничтожена, и круг догорающей золы остался там, куда ударила мощная дуга электрической энергии.
Остальные турели открыли огонь, уничтожая всех и вся в радиусе тридцати метров. Боевой танк "Хищник" с прибитым к передней части бронированного корпуса распятым Белым Консулом, отъезжал от смертоносной инопланетной призмы задним ходом. Башенные спаренные лазпушки отчаянно и безрезультатно вели огонь. Электрическая дуга хлестнула по "Хищнику". Его отшвырнуло назад и несколько раз перевернуло. На почерневшем корпусе засверкали искры.

На одной из сторон черной призмы возник сияющий проем, и Аквилий, увлеченный ужасающим зрелищем, наблюдал, как изнутри пирамиды вышли двое смертоносных скелетов-роботов, ступившие на мраморную поверхность Площади Победы. Они двигались с идеальной синхронностью.
Их тощие, скелетоподобные тела, казалось, вылиты из темного металла, а из пустых глазниц сочилось зеленоватое свечение. Они держали у пустотелой груди длинноствольное оружие . Свет орудийного огня и электричества резко отражался от их серебристых черепов и костей.
Воины-скелеты попарно маршировали из призмы непрекращающимся потоком и начинали строиться в фаланги. Нескольких из них Несущие Слово свалили плотным огнем, но многие из неживых воинов попросту поднимались на ноги секундами позже. Их повреждения равномерно восстанавливались. Оторванные конечности сами присоединялись обратно, а воронки от взорвавшихся болтерных снарядов в их голове и груди исчезали, будто их никогда и не было.
Все больше и больше скелетообразных воинов выходило из портала мерцающего света. Намного больше, чем могло бы поместиться внутри призмы. Они монотонно шагали, неспешно и неуклонно. Аквилий догадался, что призма, должно быть, действует как некий проход, ведущий на громадный корабль, зависший на нижней орбите над ними. Он пришел в ужас, представив количество гуманоидных стражей, которое может вместить подобных размеров корабль.
Над Площадью Победы появлялись все новые и новые черные призмы, медленно вращающиеся при медленном сближении с землей. Каждая проходила через ту же трансформацию, что и первая. Сияющие кристаллы поднимались из их недр. И похожие на ребра контрфорсы выдвигались по разные стороны от них, когда кристаллы загорались. Крак-ракета ударила и разнесла на миллион осколков кристалл, поднимавшийся изнутри призмы ксеносов, до того, как он полностью ожил. Словно марионетка, нити которой оборвались, призма камнем упала вниз, сияющие иероглифы потускнели. К тому времени, как призма коснулась поверхности земли, это была уже не более чем тяжелая и безжизненная каменная глыба.
Небольшие сферы света мерцали в воздухе, подобно войску светлячков, прежде чем резко сжимались, после чего в реальности возникали новые фигуры. Паукообразные, подобные роботам конструкции, по размерам сопоставимые с дредноутами, появились, маяча над Несущими Слово. Их металлические лапки пощелкивали под брюшком. Множество сияющих зеленых глаз моргнули и сосредоточили внимание на рассеявшихся по площади предателей внизу. Из их серебристых жвал исходили щелчки двоичного кода. Машины обрушились на вражеские ряды космодесантников Хаоса. Крупные металлические клешни разрывали предателей Астартес пополам.
Затем материализовались новые ксено-создания, напоминающие причудливых, механических кентавров. От талии они являли собой олицетворение скелетообразных гуманоидов, тогда как нижняя часть тел представляла собой некий антигравитационный скиф. Правую руку им заменяла многоствольная пушка, пульсирующая мощными, зелеными электрическими потоками. Двигаясь с неспешной грацией, они выполняли все движения в унисон. Новоприбывшие парили в нескольких метрах над головами Несущих Слово. Когда они стали обрушивать мощь своего инопланетного вооружения, Аквилий ощутил смесь страха и благоговения, наблюдая как лучи света пронзают тела предателей, оставляя зияющие дыры в равной мере как в керамитовой броне, так и в плоти.
Площадь Победы представляла теперь хаотичную зону боевых действий, где предатели яростно бились с конструкциями ксеносов.
"Грозовые птицы" и "Громовые ястребы" предателей с воем неслись низко над крышами домов города, их двигатели изрыгали оранжевое пламя. Заляпанные кровью корпуса были увешаны цепями и украшены демонической символикой. Один из них был незамедлительно сбит ударом кнута электрического разряда, который отправил корабль в закручивающийся по спирали смертельный штопор. Машина тяжело грохнулась на землю, одно крыло оторвало, когда она ударилась о высокую опору Храма Глориата. Пятнадцатитонный кусок каменной кладки рухнул, рассыпавшись дождем из мрамора. "Грозовая птица" пропахала площадь, прикончив десятки предателей и инопланетных воинов-скелетов во вздымающемся огненном шаре взрыва.
Остальные челноки спускались в неразберихе, ведя огонь по противнику из орудийных систем. Несущие Слово устремились к ним, как только штурмовые аппарели ударились о площадь.
- "Громовой Ястреб" скоро прибудет, - доложил один из носивших синие шлемы ветеранов Стойкой Стражи, его белый плюмаж дрожал от большой доли электричества, пульсирующего в воздухе. - Три минуты.
Аквилий на мгновение задумался над тем, что все уже было напрасно. Осторий потерпел неудачу. Не осталось никакой надежды на спасение.
Он почувствовал чью-то руку на своей кисти, и взглянул вниз в решительное лицо имперского офицера Верена из Боросского 232-го.
- Пока с нами Белый Ангел, надежда будет всегда, - с улыбкой сказал солдат.
Аквилий покачал головой, неожиданно для себя самого улыбнувшись.
А затем голова Верена исчезла. Распалась на части молекула за молекулой, когда в нее попала зеленая дуга энергии.
Аквилий выругался и отступил, нащупывая свой болтер.

Троица скелетоподобных конструкций показалась в поле зрения, летя на уровне зубчатой стены храма. Аквилий продолжил отходить назад, когда машины ксеносов вновь открыли огонь. Глыба размером с человеческую голову испарилась с зубчатой стены прямо там, где он стоял долей секунды ранее. Один из ветеранов Стойкой Стражи упал со сквозной дырой, зияющей в теле.
Ветеран, что оттолкнул Аквилия, выстрелил из своего плазменного пистолета, попав одному из механоидов в голову.Вместо зловеще ухмыляющегося черепа появилась оплавленная воронка в том месте, куда угодила горячий заряд плазмы. Механоид исчез из поля зрения, рухнув на землю с тридцатиметровой высоты.
Болтерные снаряды забарабанили о грудь двух других ксеносов. Имперцы убегали от них, отступая внутрь храмового комплекса. Аквилий оглянулся через плечо и увидел, как павшая к основанию стены конструкция поднимается с земли и как ее череп восстанвливается прямо у него на глазах.
- Император всевышний, - выдохнул Аквилий.
- Сколько осталось до прибытия "Громового Ястреба"? - рявкнул Ливентий.
- Одна минута, эпистолярий! - прозвучало в ответ. Казалось, будто осталось ждать еще целую жизнь.

- Быстрее, почтенный! - проревел Мардук, подгоняя Разжигателя Войны, взбирающегося по аппарели "Грозовой птицы". Дредноут протопал в десантный отсек шаттла, в то время как другие братья-десантники взбирались по трапу, чтобы занять свои места.
- Все места заняты! - прокричал Сабтек, и Мардук кивнул.
- Взлетай! - громко произнес он.
Мардук стоял в проходе "Грозовой птицы", стреляя из болт-пистолета. Он ударил кулаком по панели на внутренней стенке корабля, и посадочная аппарель начала закрываться. Взвыли тормозные двигатели, и тяжелый десантно-штурмовой корабль взмыл в воздух.
Он видел как Первый Послушник Ашканез и Несущий Икону Буриас на некотором расстоянии от него поднимались на борт другой "Грозовой птицы". Он поднял руку, когда Буриас посмотрел в его направлении, но Несущий Икону отвернулся.
Все Несущие Слово на площади направлялись к приземлявшимся десантным шаттлам. "Носороги" разгонялись на посадочных рампах, их гусеницы буксовали. "Лэндрейдеры" и "Хищники" зажимались парными лапами под "Громовыми ястребами", готовясь к транспортировке.
Прежде, чем "Грозовая птица" успела взлететь, гигантская механическая клешня ворвалась в закрывающуюся штурмовую аппарель, пробив армированную пласталь. Одним резким движением целый люк сорвался с пневматических петель, и Мардук лицом к лицу встретился с одним из громадных паукообразных роботов, который парил снаружи. Множество зеленых глаз светилось злобным разумом. Жвала подрагивали и издавали неразборчивый поток электронных щелчков и посвистываний. Металлическое создание подняло тонкую переднюю конечность, которая оканчивалась длинным стволом, мерцавшим от энергии
Мардук выругался и бросился в сторону, когда автоматизированная конструкция выстрелила в тесную внутреннюю часть "Грозовой птицы". Заряд поглотил трех Несущих Слово, и они закричали от боли. Обжигающий луч испарял их силовую броню молекула за молекулой, прежде чем перешел на плоть, сдирая кожу и мышцы, обнажая под ними скелет. В свою очередь даже кости боевого брата распались на атомы. Это было весьма неприятное зрелище даже для Мардука.
Кол Бадар широко расставил ноги и обрушил шквал огня на голову паука, и дюжина сверкающих глаз потухла. Робот задергался, от мощности огня соскальзывая с палубы, а затем двигатели "Грозовой птицы" заработали на полную мощность, поднимая десантно-штурмовой корабль подальше от усеянной трупами площади, которая все еще купалась в холодных лучах рассеянного света, струящегося свыше.
Пока "Грозовая птица" поднималась, она пролетела сквозь густое облако пыли, неизвестно откуда взявшейся в сопровождении миллиона крошечных вспышек света. Нет, это была не пыль, понял Мардук. Частички были слишком крупными и отражали свет. Облако крошечных металлических насекомых, - догадался он, - миллион жужжащих механических скарабеев.
Они сгрудились в тучу, заслонив обзор, когда "Грозовая птица" пролетала сквозь них.
Сотни скарабеев просочились сквозь зияющую дыру с левой стороны, где штурмовая аппарель была повреждена. Крохотные металлические крылышки жужжали, тораксы подрагивали. Мардук отшатнулся от проема, пригибаясь и давя массу насекомых.
Большинство скарабеев были не больше человеческой ладони, некоторые даже столь малы, что их почти не было видно. Они расползлись по всей внутренней поверхности "Грозовой птицы", пощелкивая своими крошечными серебристыми лапками и жвалами. Они потоком хлынули вверх по ногам Несущих Слово, пристегнутых креплениями безопасности возле входного люка, и зарылись в их толстые керамитовые пластины брони. Один воин, с головы до ног покрытый скарабеями, закричал. Механические насекомые проползли под его нагрудник и рассеялись по всему телу, вгрызаясь в плоть. Несущий Слово избавился от удерживающих его креплений и поднялся на ноги, хлопая руками по броне и скребя по ней. Мардук видел выпуклость из скарабеев под кожей на лице воина. Одно из крошечных созданий вылезло наружу, вырвавшись из левой глазницы. Серебристый панцирь был скользким от крови.
Воин завертелся на месте, гримасничая, шлепая по коже и разрывая ее. Когда "Грозовая птица" увеличила угол подъема, он потерял равновесие, и его всосало в открытую брешь в обшивке корабля.
- Огнеметы! - проревел Кол Бадар, и языки прометиевого огня омыли внутреннее пространство челнока. Скарабеи издавали пронзительный визг, когда их поглощало пламя, и за одну минуту большая часть крохотных механизмов исчезла.
"Грозовая птица" продолжала подниматься, оставив мечущееся облако насекомых позади.
Крепко держась за поручни, Мардук прошел до зияющей дыры на месте вырванной штурмовой аппарели и выглянул наружу, где свистел оглушительный ветер. Он осматривал землю внизу. Когда «Грозовая птица» поднялась над городом, стало возможным в полной мере увидеть зрелище прибытия ксеносов.
Тысячи ходячих воинов-скелетов идеальными фалангами маршировали внизу. Десятки тысяч гвардейцев заполонили улицы, спасаясь бегством. Когда шаттл поднялся еще выше, Мардук смог увидеть сотни черных призм, усеивающих весь город. Еще большее число скелетообразных конструкций ксеносов выходило из них с каждой проходящей минутой.
Когда корабль набрал высоту, он увидел титан "Налетчик" из Легио Вультурус, окруженный шестью монолитами. Почерневшие от огня два "Пса Войны" лежали неподалеку дергающейся, дымящейся грудой металла, придавив своими тушами несколько зданий. Энергетические дуги многократно ударяли в "Налетчика". Он уничтожил одну из пирамид массированным залпом ракет, выпущенных из пусковой установки на плечах. Другую "Налетчик" разнес на куски громадным цепным кулаком. Одним ударом он разделил инопланетную призму на две половины и швырнул в укрепленную башню, отчего та развалилась. Но даже могучий титан не мог выстоять против монолитов, и его мерцающие пустотные щиты один за другим исчезали под неослабевающим обстрелом со всех сторон. Подобно загнанному зверю, он метался из стороны в сторону, пытаясь найти выход. Титан завыл в гневе, когда снова оказался под прямой атакой. Зеленые электрические дуги оторвали одну руку и пробили черный корпус. В конце концов, его уничтожили, и над городом разнесся воющий предсмертный крик титана.
Мардук присвистнул сквозь зубы, увидев гибель древней машины.
Непрерывным потоком приходили донесения о нападениях. Повсюду на Боросе Прим ксеносы давали знать о своем присутствии. От Экодаса поступил приказ о немедленной эвакуации всех Воинств.
Планета принадлежала ксеносам.

В центре невидимой для глаз смертных площади внизу густое облако металлических скарабеев стало еще плотнее. Непроницаемый покров завис в нескольких метрах над выжженной каменной кладкой. Роботы-воины сформировали строгие шеренги вокруг этой неистово извивающейся стаи механических насекомых. Эти воины были крупнее, чем остальные смертоносные автоматы, и обладали более мощной броней. В своих скелетообразных руках они сжимали похожие на глефы орудия, клинки которых состояли из дрожащего зеленого света.
Скарабеи начали сцепляться друг с другом, острые лапки и жвала соединялись вместе. Стала обретать форму смутно напоминавшая человека фигура. Насекомые, казалось, плавились, будто под воздействием огромной температуры. Их тельца превратились в жидкий металл, а затем они стали сливаться вместе, жертвуя своими индивидуальными формами для создания чего-то еще более страшного.
Призрачный зеленый огонь загорелся в пустых глазницах. Древнее существо, известное как Неумирающий, спокойно повернулось, глядя, как Несущие Слово отступают перед ним.
Andrei Дата: Среда, 17.08.2011, 10:17 | Сообщение # 20
Сообщений: 130
Замечания:
Уважение [ 4 ]
Где то гуляет...
Шестнадцатая глава

- Только взгляните на его размеры, - воскликнул Сабтек. Чемпион возвышенного 13-го круга стоял рядом с Мардуком, глядя наружу из левого окна кабины «Грозовой птицы»
Под ними уменьшалась в размерах поверхность Бороса Прим. Тяжелый штурмовой челнок прорывался вверх через атмосферу истерзанной планеты, направляясь к «Инфидус Диаболус», который двигался встречным курсом на орбите наверху. Они уже находились на высоте трех тысяч километров, продолжая неуклонно подниматься, и с этой позиции открывался вид на огромный, имевший форму полумесяца корабль ксено-машин.
Он был действительно гигантским, превосходя размерами все когда-либо виденные Мардуком корабли. После демонстрации эффективности вражеского оружия на поверхности, мысль о возможностях титанического корабля ужасала. Мардук молился Ткачу Судеб, чтобы они оказались вне досягаемости любых орудийных систем, которые могли оказаться у него на борту.
С подбрюшья корабля вниз били ослепительные колонны света, которые высаживали нечеловеческие армии по всему городу в радиусе более пятнадцати километров. Мардук в изумлении покачал головой. С момента первого появления врага в верхних слоях атмосферы прошло менее десяти минут, а они уже успели высадить десятки тысяч солдат и получить полное господство над городом. Даже Астартес не смогли бы повторить развертывание подобной силы с такой скоростью.
- Каким образом они совершили переход? - прорычал Кол Бадар, снимая массивный шлем с четырьмя клыками. - Твой драгоценный Регулятор Связей отказал? Врата варпа открыты?
Мардук потянулся наружу своим духовным зрением, и его веки затрепетали. Спустя мгновение все его тело содрогнулось, когда он вернулся обратно.
- Нет, - произнес он. - Устройство продолжает работать. Ничто не смогло бы войти в систему через эфир.
- Но откуда-то оно же пришло, - отозвался Кол Бадар.
- Может статься, что ему вообще не нужен варп, - заметил Сабтек.
Мардук пожал плечами.
Несущие Слово продолжали изучать вражеский корабль, тишину нарушали лишь трескучее шипение сканеров, а также гортанное рычание и механический хрип управляющих сервиторов, вмонтированных в системы челнока.
Они были почти на одном уровне с кораблем ксеносов, теперь их разделяли триста километров искривленного пространства. С этого угла обзора были видны три черных пирамиды, поднимавшиеся на корме полумесяца. Мардук счел их командными палубами, и его внимание привлекла самая большая из них. Он прищурил глаза и медленно кивнул головой.
- Я уже видел этот корабль, - проговорил Мардук.
- Что? Где? - спросил Кол Бадар.
- На Танакреге
- Не припомню, чтобы видел что-то подобное, - произнес Корифей.
- Вот эта пирамида, - сказал Мардук, ткнув пальцем в прозрачную и холодную, словно лед, поверхность иллюминатора. - Мы были внутри нее, Кол Бадар.
Корифей медленно кивнул, начиная понимать.
- Была видна только верхушка, - произнес Кол Бадар. - Остальная часть корабля скрывалась под дном океана.
- Одни лишь боги знают, сколько он был там погребен, - сказал Мардук. Рев основного двигателся немного стих, и включились стабилизаторы, корректирующие угол подъема «Грозовой птицы».
- Мы вышли из атмосферы, - сообщил Сабтек, бросив взгляд на шипящие экраны дисплеев. Челнок лег на новый курс, и серповидный корабль ксеносов перестал быть виден внизу. Впереди, едва различимый на фоне окаймленного красным края планеты, появился темный силуэт движущегося им навстречу «Инфидус Диаболус».
На потолке заморгала покрытая прожилками выпуклость.
- Сообщение, - произнес Кол Бадар, нажимая на кнопки острыми кончиками своих силовых когтей с неожиданной аккуратностью. - С «Круциус Маледиктус».
- Экодас, - сказал Мардук. - Игнорируй его.
- Сколько наших братьев выбралось с поверхности? - спросил Сабтек.
- Слишком мало, - ответил Мардук.

К тому моменту, как «Грозовая птица» Мардука преодолела светящееся герметизирующее поле и вошла в один из нижних пусковых отсеков «Инфидус Диаболус», прибыло уже полдюжины штурмовых челноков. На палубе кипела деятельность, бригады рабов и облаченные в черное надсмотрщики торопились обслужить новоприбывший корабль. По полу скрежетали гусеничные транспортеры, доверху нагруженные свежим боезапасом и топливными ячейками. Хромающие механо-органические создания, закутанные в черные рясы, воскуряли благовония, а сгробленные хирумехи занимались ранеными.
Когда посадочные устройства «Грозовой птицы» коснулись пола, Мардук вышел из челнока в сопровождении Корифея и состоявшей из Помазанников охраны. Он увидел, как из близлежащего дымящегося «Громового ястреба» появилась коренастая фигура Первого Послушника Ашканеза, по бокам от которого шли Буриас и Кхалаксис. Мардук усмехнулся, качая головой.
Увидев его, Первый Послушник повернул навстречу.
- Я связался с Великим Апостолом Экодасом, - произнес он вместо приветствия. Мардук не замедлил хода, вынуждая Ашканеза идти рядом. - Новые указания. Мы должны соединиться с остальной частью флота и отступить за пределы досягаемости корабля ксеносов. Если им нужен Борос Прим, пусть забирают.
- Им нужна не планета, - ответил Мардук. - А Регулятор.

Шесть некронских монолитов со стенами из плит образовали вокруг Площади Победы идеально равносторонний периметр .
Между сооружений стояли плечом к плечу, обращенными наружу рядами, тысячи блестящих скелетоподобных воинов. Безмолвные часовые стерегли все ведущие на площадь проходы. Они стояли в идеальной, смертельной тишине. Будь на то воля их повелителя, они бы простояли так вечность. Они существовали лишь для того, чтобы служить, всякий намек на свободу воли давно стерся в холодном и безжизненном панцире их тел. Район патрулировали отряды уничтожителей, которые беззвучно скользили идеально организованным строем над головами собравшихся внизу фаланг.
Существо, которое в древних текстах Несущих Слово называли Неумирающим, находилось в центре площади. Лучи света из висевшего наверху корабля-гробницы резко отражались от блестящего серебряного скелета. Пребывая в одиночестве среди своих бессмертных легионов, он двигался с гибкостью и изяществом, вытягивая длинные тонкие конечности. Единственный из своего рода, он сохранил некоторое подобие себя из далекого прошлого, еще до расцвета людей и эльдар, когда он был созданием из плоти и крови.
Выше пояса тело древнего и полного ненависти существа было человекоподобным, смертоносной пародией на его прижизненный облик. Ниже пояса оно напоминало тело громадного паука из гробниц, которые присматривали за бессмертным легионом в пустоте проходящих тысячелетий. Изогнутый хребет Неумирающего спускался на верхнюю часть насекомоподобного низа, который был прикрыто защитными пластинами брони блестящего черного цвета. Гладкую поверхность покрывали замысловатые геометрические узоры. Под громоздким темно-серебристым брюшком свисала дюжина тонких паучьих лап. Длинные многосуставчатые конечности утоньшались, превращаясь в изящные острия.
На тонкой, словно у мертвеца, груди Неумирающего появился нагрудник из полированного обсидиана. Блестящую пластину покрывали тонкие золотистые линии, изображавшие солнце и его несущие жизнь лучи. На серебряном черепе была надета золотая диадема, царственный символ власти, который, казалось, пылает в сдерживаемой энергии порабощенного солнца. Вокруг него вяло, словно повинуясь подводному течению, колыхался саван, легкая ткань радужно переливалась.
Конечности древнего существа были исписаны таинственными узорами и иероглифами. Оно протянуло руки вверх, распрямив длинные костистые пальцы. Бессмертные стражи Неумирающего отозвались глубоким раскатистым звуком, который был одновременно безжизненным и печальным.
Взвихрился ветер, и вокруг Неумирающего взметнулись прах и пепел. Саван остался незатронутым, продолжая слабо колыхаться.
Низкая басовая нота не ослабевала, и на площадь снизошла тьма. В сгущающейся тени сияние глаз Неумирающего и его приспешников вспыхнуло еще более яростно. Из подбрюшья Неумирающего потек зеленый свет, на фоне которого фигура древнего существа стала не более, чем силуэтом.
Запрокинув свой череп, устрашающее создание издало неестественный вопль, от которого воздух заметно задрожал. Казалось, что дрожь прошла по всей окутанной тенью площади. Во все стороны к небесам взметнулся воющий крик, наполненный дьявольской энергией. Незаметные колебания были подобны тонкой ловчей сети, и глубоко в недрах «Круциус Маледиктус» Регулятор Связей ответил на призыв своего хозяина.

Великий Апостол Экодас с непроницаемым выражением на лице стоял у обзорного иллюминатора.
- Великий Апостол... - начал Кол Харекх, его Корифей.
- В чем дело? - спросил Экодас через плечо, не отрывая глаз от далекого корабля ксеносов. Несмотря на расстояние, он все еще казался невероятно большим.
- Думаю, у нас может возникнуть еще одна проблема.
Экодас повернулся к Корифею, который указал на расположенный в центре круглого тронного зала Регулятор Связей. Падший магос лихорадочно трудился, его бессмысленное бормотание сливалось в монотонный гул.
Великий Апостол перешагнул через изуродованное тело глупца из Белых Консулов, который как-то ухитрился пробраться в тайное святилище, и, нахмурившись, двинулся к магосу. Что-то происходило, но он не мог сразу сказать, что именно.
- Устройство выглядит нестабильным, - произнес Кол Харекх.
Сперва это было едва заметно, но когда Экодас прищурил глаза, то увидел, что имел в виду Корифей. Регулятор Связей вибрировал, и с каждой секундой колебания становились все сильнее, будто он пытался вырваться из ловушки, в которую его поймал магос, чтобы контролировать.
Экодас ощутил в душе неприятное давление и удвоил силу своей психической защиты.
Сидевшие в нишах наверху демоны-катарты явно тоже что-то ощутили и начали верещать.
- Это твоя работа, магос? - спросил Экодас.
Дариок Гренд`Аль взволнованно шипел, механические конечности подергивались, а механодендриты плясали по клавиатурам и дискам управления, расплываясь в движении. В когитаторы были воткнуты окровавленные органические разъемы. С мертвых губ падшего магоса лился поток данных, состоявший одновременно из слов и щелчков бинарного кода. Этот безостановочный шум казался Экодасу по большей части не поддающимся расшифровке.
- Ранее инертные энергетические уровни бета увеличиваются помимо отмеченных усилителей, пик на 99.224952 гамма-парсеках, возрастает по экспоненте, внешний источник неизвестен, управляющие механизмы не могут компенсировать, емкость конденсаторов падает, исчезла, отказ, смерть, - протрещал магос, взволнованную речь перемежали лихорадочные щелчки и гудки.
- Сделай что-нибудь! - приказал Экодас. - Ты его теряешь!
Казалось, что одно из вращающихся колец, которые окружали Регулятор, поникло, его геометрия нарушилась. Кольцо приобрело форму овала, его вращение сбилось с ритма, и оно начало наклоняться. Изливавшийся из Регулятора Связей свет усилился, став болезненно ярким и вынудив Экодаса отвернуться.
По комнате расктился воющий вопль, от которого стены и консоли содрогнулись и завибрировали.
- Во имя богов, что это? - спросил Кол Харекх, отступив назад.
Вращавшиеся вокруг Регулятора кольца взорвались, разлетевшись на тысячу осколков, которые рванулись во все стороны, глубоко вонзившись в стены зала и в керамитовые пластины доспехов. Дариока Гренд`Аля отшвырнуло назад, его механодендриты хлестали по воздуху. Когда он отлетел, два его щупальца, которые все еще были соединены с панелями управления кабелями разъемов, оторвались от хребта.
Экодас зашипел от боли, когда один из осколков пробил ему бедро, серебристый металл прошел через броню и плоть и высунулся с другой стороны.
Оболочка, созданная для управления и сдерживания инопланетного устройства, превратилась в разбитые останки, по разрушенным кольцам прыгали искры электричества.
Регулятор Связей завис в воздухе. Какое-то мгновение он был неподвижен, снова приняв обличье гладкой сферы. Мощные колебания стихли, и он стал абсолютно неподвижен.
А затем он начал ускоряться, двигаясь со скоростью, за которой не могли уследить даже Астартес.

Серебристая сфера пробила себе путь наружу из «Круциус Маледиктус», с потрясающей скоростью прошибая метровые переборки и бесчисленные палубы. Она проходила через все, оказавшееся на ее пути, нанося неимоверные повреждения. Сфера оставила зияющую пробоину на машинной палубе, пройдя в считанных сантиметрах от плазменного ядра. Она пролетела через помещение корабельного каведиума, мгновенно убив брата-воина из 64-го круга, который молился, стоя на коленях. Пронеслась по рабским загонам на нижних уровнях, прикончив десятки людей, а затем прошла через саркофаги, наполненные яростными воплями заключенных в них демонических машин. И наконец, она нырнула вниз и прорвалась через толстую броню на днище громадного корабля. Более сотни рабов-прозелитов погибли, когда их всосало наружу через дыру размером с кулак прежде, чем переборки закрылись и изолировали пробоину.
Оставляя за собой след в виде огненной полосы, серебристая сфера метнулась вниз, войдя в атмосферу Бороса Прим, словно падающая звезда.
Столкнись она с поверхностью планеты на такой скорости, остался бы кратер диаметром в десятки километров, но перед ударом она внезапно остановилась, мгновенно перестав двигаться.
Сияя бледным светом, сфера парила между разведенных рук Неумирающего.

Дариок Гренд`Аль впал в бешенство. Его тело страшно изменялось, пока нарастал уровень возбуждения.
- Оно мое! - вопил он. - Мое! Верните его мне!
Из его плоти вырвались новые мясистые и шипастые щупальца, с которых капала кровь. Они хлестали по воздуху, сопровождая негодование магоса из-за утраты Регулятора Связей. Безо всякого усилия он смахнул прикрученную к полу консоль, отодрав при этом листы металлического покрытия. Он швырнул ее в дальнюю стену, которая прогнулась от грубой силы.
Ощерившись от злобы, Экодас пригнулся под пронесшимся, словно коса, зубастым щупальцем, которое бы могло снести ему голову.
- Приструни его! - рявкнул Экодас.
Кол Харекх подошел вплотную и нанес магосу в голову удар тыльной стороной руки, вложив в него всю силу. Раздался громкий лязг металла, однако Дариок Гренд`Аль не упал. Проявив удивительную скорость, две возвышавшихся за спиной магоса серворуки метнулись вперед и вниз, схватив Корифея за плечи. Керамитовый доспех застонал под давлением, и Кол Харекх оказался поднят над полом.
Корифей вскинул болт-пистолет, целясь в голову падшего магоса. В это время дюжина щупалец изменила форму, и на их концах появились вытянутые острые зубцы, занесенные для колющего удара.
- Довольно! - крикнул Экодас, предусмотрительно добавив к интонации часть данной ему богами силы.
Магос замер, хотя и продолжал пытаться завершить смертельный удар.
- Опусти его, - приказал Темный Апостол, и магос аккуратно поставил Кол Харекха наземь. Корифей рванулся, и его пальцы сжались на тощей шее магоса. Экодас знал, что Кол Харекху потребовалось бы совсем небольшое усилие, чтобы полностью оторвать магосу голову.
- Не делай этого! - рыкнул он. - Он нам еще может понадобиться.
Корифей с ворчанием отпустил Дариока Гренд`Аля.
Экодас скрежетнул зубами, когда воспользовался психическими силами, чтобы извлечь из своей плоти пронзивший ногу кусок металла. Броня протестующе взвизгнула. Используя телекинез, он поднял бритвенно-острый шип перед собой. Тот был скользким от крови. Экодас аккуратно провел языком вдоль осколка, а затем усилием разума отшвырнул его прочь, и тот загремел о палубу.
- Ну и ну, - проговорил Экодас. - Неплохая вспышка гнева, не правда ли?
Он медленно обошел неподвижную теперь фигуру Дариока Гренд`Аля. Механодендриты магоса подрагивали от подавленной ярости, пока он боролся с волей Экодаса, силясь освободиться и дать выход своей злобе.
- Найти устройство, - сказал Экодас. Корифей кивнул и открыл вокс-канал связи с мостиком, рявкая распоряжения.
Продолжая удерживать магоса, Экодас подошел к окну, выходившему в космическую пустоту.
- Я его засек, - наконец, произнес Кол Харекх.
- Ну? - спросил Экодас.
- Устройство на поверхности планеты.
- Без него мы никуда не уйдем, - сказал Экодас. - Используй Мардука. Похоже, для него пришло время доказать свою полезность.

Яркое свечение Регулятора Связей резко отражалось от металлического тела Неумирающего. Серебристая сфера невероятно быстро вращалась, уверенно паря между сужавшимися до изогнутых иглоподобных ногтей кончиками вытянутых пальцев древнего существа. Оно ласкало воздух вокруг устройства, пальцы двигались, словно лапы какого-то механического паукообразного. Его голова склонилась набок, словно устройство завораживало его.
Неумирающий томился в плену своей гробницы бессчетные тысячелетия. Он пробыл взаперти столь долго, что небо, на которое он смотрел, казалось странным и незнакомым. С момента его заточения родился миллиард новых солнц, а десятки тысяч выгорели и стали безжизненными и пустыми останками или поглощающими жизнь черными дырами. Повсюду он видел скверну Древних. Созданные ими Молодые Расы распространились по всей вселенной, словно волна грызунов. В пустом сердце пылала холодная и древняя ненависть.
Получив свободу, он продолжит старое сражение и закончит то, что начал миллионами лет ранее.
Медленным и осторожным движением Неумирающий подтянул Регулятор Связей к груди. Центральная часть украшавшего нагрудник солнечного диска втянулась внутрь, оставив полукруглую выемку. Вращающееся устройство встало точно на место.
От энергии соединения тело Неумирающего содрогнулось, металлический хребет резко выгнулся назад, и голова запрокинулась. По металлическим конечностям распространился радужно-переливающийся налет, а по всему его телу расползлась паутина пылавших жарким светом запутанных золотистых линий. Изящный лабиринт прожилок образовал на коже из живого металла изменяющиеся геометрические узоры.
Вставленная в грудь твердая серебристая сфера, казалось, размылась, ее гладкая поверхность плавилась и менялась, становясь набором изящных колец, скрепленных вокруг крохотного зеленоватого солнца. Кольца начали вертеться, жидкий металл двигался все быстрее.
Сияющее в центре солнце, казалось, увеличилось в размерах и испустило наружу волну ослепительного света. Неумирающий раскинул руки, и Регулятор Связей начал работать так, как задумывал его создатель. Разверзлась психическая черная дыра.

По всем континентам Бороса Прим неусовершенствованные люди и Астартес зашатались, когда по ним прокатилась волна воздействия Регулятора Связей. Многие, задыхаясь, рухнули на колени: острая боль пронзила их до самой сущности. Казалось, что души вырвало из тел и зашвырнуло в бездну, оставив от людей лишь пустые оболочки.
На Борос Прим опустился покров всепобеждающей абсолютной пустоты, который затронул даже обладавших наибольшими пылом и силой воли. Миллионы солдат и граждан опускали руки, их готовность сражаться угасала, не оставалось даже воли к жизни. Некоторые, мгновения тому назад еще бившиеся за свои жизни, бросали оружие и оседали наземь, поддавшись приступу безнадежности. Они глядели вдаль затравленным и рассеянным взглядом. Они явно забыли, или просто перестали волноваться о происходившем вокруг. Другие покончили с собой, не в силах продолжать жить с выкручивавшей внутренности пустотой в душе.
Десятки тысяч были истреблены безжалостными воинами-некронами, которые уверенно вышагивали по улицам, остреливая всех попадавшимся им навстречу живых существ вне зависимости от того, оказывали ли те сопротивление. Это была жатва тошнотворного размаха. Улицы залило кровью, повсюду, словно выброшенные игрушки, валялись изуродованные трупы и отсеченные конечности.
Те, в ком присутствие варпа было наиболее сильно, страдали больше всех. В сознании имперских астропатов и прикрепленных к штабам Боросской Гвардии лицензированных псайкеров расцветали кровавые сгустки, и они падали наземь, корчась в ужасных конвульсиях и неразборчиво вопя, пока их души вырывало из хрупких тел.
- Что произошло, во имя Императора? - выдохнул Аквилий, который вцепился в мраморные перила, чтобы удержать равновесие.
Глаза библиария-эпистолярия Ливентия были плотно зажмурены, а зубы оскалились в гримасе боли. Из левой ноздри вытекал ручеек крови.
- Господин? - встревоженно проговорил Аквилий. Библиарий тяжело навалился на свой силовой посох и через секунду открыл глаза. Они ввалились и покрылись кровавыми прожилками. Он приложил руку к виску, и по лицу прошла тень.
- Мои силы, - выдохнул библиарий. - Их больше нет.

На орбите Бороса Прим «Инфидус Диаболус» содрогнулся, словно под ударами циклонных торпед. Он тяжело накренился на борт, корпус протестующе застонал, когда обитавшие внутри с самой Ереси Гора демоны были изгнаны. Ячейки центрального рассчетного когитатора крейсера зашипели и отключились. Опиравшиеся на встроенные в системные блоки демонические сущности, мыслительные компьютеры корабля и подключенные к ним сервиторы были не в состоянии работать после вытеснения злобных духов. Кораблю угрожал разрыв по стыкам, настолько тесно была связана с варпом сама его сущность.
Мардук рухнул на колени, в его сердца вцепилась ужасающая болезненная пустота. Он ощутил, что его связь с варпом разорвана.
На борту «Круциус Маледиктус» падший магос Дариок Гренд`Аль, казалось, усох. Его мясистые демонические придатки съеживались и начинали быстро разлагаться после того, как обитавший внутри него демон с визгом отправился обратно в родную для себя реальность. Начали расцветать раковые опухоли и вздутия, которые долгое время сдерживал ставший частью техномагоса адский дух. Система жизнеобеспечения стала издавать жалобное мычание.
Бескожие катарты взлетели, однако едва успели расправить ободранные кожистые крылья прежде, чем исчезли из реальности. Их втянуло обратно в буйное царство Хаоса.
Демонические машины с паучьими лапами безжизненно валялись на полу, полностью утратив активность. Их тела стали не более, чем пустыми оболочками. Заключенных под железной кожей демонов утащила во тьму мощь Регулятора Связей.
На борту каждого из кораблей Несущих Слово не осталось ни единого брата-воина, кто не страдал бы от разрыва связи между материальной вселенной и эмпиреями. Оказавшись в изоляции от своих богов, они пребывали в абсолютном и ужасном одиночестве.
Мардук восстановил равновесие, держась прямо. В его разуме пульсировала боль, но он усилием отгонял ее. Дважды до этого он уже ощущал подобную пустоту, чувство полной изоляции от благословенного варпа.
- Эфир заперт, - прорычал Первый Послушник Ашканез, массируя себе виски. - Мы отрезаны и дрейфуем. Это... Это мерзость! Подобное не может происходить.
Буриас выглядел бледным и потерянным. Он смотрел на свои трясущиеся руки с выражением подступающей паники на лице. Мардук мог лишь гадать, сколь ужасен был разрыв, который переживал одержимый воитель.
Andrei Дата: Среда, 17.08.2011, 10:17 | Сообщение # 21
Сообщений: 130
Замечания:
Уважение [ 4 ]
Где то гуляет...
Кол Бадар стоял на одном колене, уперевшись рукой в пол для устойчивости. Корифей и в лучшие времена никогда не был особо чувствителен к варпу, однако и он был потрясен. Его лицо было похожим на воск и даже более обыкновенного смертельно мрачным.
Мардук извлек из ножен цепной меч и тщательно осмотрел его, вертя в руках. В оружии не было привычного присутствия демона: Борг`Аш ушел.
На одной из все еще работавших консолей слабо замерцала светящаяся выпуклость. Кол Бадар у усилием поднялся на ноги и подошел туда.
- Сообщение с «Круциус Маледиктус», - произнес он.
- И что же хочет нам сказать Великий Апостол?
- О боги! - выругался Корифей. - Он утратил устройство.
- Что? - спросил Мардук. - Как?
- Не сказано. Но он установил его местонахождение. И приказывает нам вернуть его.
- Ну разумеется. И где же оно?
- На поверхности.
Мардук усмехнулся и покачал головой.
- Он хочет, чтобы мы вернулись и забрали его, будучи полностью отрезанными от варпа, да? Это самоубийство.
- Самоубийством будет этого не сделать, - отозвался Кол Бадар.
- Поясни.
- Мы на виду у «Круциус Маледиктус». В сообщении говорится, что, если в течение следующих пятнадцати минут мы не предпримем попытку, то по нам откроют огонь.
- Он блефует. Его системы отключены так же, как наши.
- Может и так, - произнес Кол Бадар.
- Боги! - ругнулся Мардук. - Ну ладно. И как нам это сделать?
- Демонически-усиленные навигационные системы «Клешней ужаса» не работают, - сказал Кол Бадар, качая головой. - Мы не можем ими воспользоваться.
- Проклятье! - взревел Мардук, кипя от бешенства. - Значит, штурмовые челноки.
- При попытке покинуть планету были уничтожены три «Грозовых птицы» и пять «Громовых ястреба», - произнес Кол Бадар. - Среди выбравшихся нет ни одного целого. Пройдут недели прежде, чем их можно будет снова использовать для развертывания. Проводить штурм с их помощью бесполезно. Нас уничтожат.
- И что ты тогда предлагаешь, Корифей? Говори! Мы должны вернуть устройство! Неудача недопустима!
Палуба затряслась, и из тени выступила громадная фигура Разжигателя Войны.
- Есть другой способ... - прогрохотал древний дредноут.

Аквилий и горстка ветеранов из Стойких Стражей 1-й роты сражались спина к спине в темном пространстве внутри Храма Глориата, отчаянно пытаясь удержать некронов на расстоянии. Они покинули свою позицию наверху храма полчаса тому назад, увидев, как рухнул с неба приближавшийся к ним «Громовой ястреб». На месте его крушения в городе внизу расцвел пламенный взрыв, в котором погибли все находившиеся на борту боевые братья.
Они стреляли из болтеров короткими плотными очередями, экономя боеприпасы, но зарядов оставалось опасно мало. Нечеловеческие автоматы безостановочно приближались неспешными и идеально синхронными движениями. Во тьме храма их бездушные глаза ярко светились, и от серебристых скелетов отражалось мерцание энергии их дьявольского оружия.
Аквилий крепко сжимал левой рукой резное древко свернутого знамени ордена. Его хватка ослабла бы только после смерти, и даже тогда врагам пришлось бы разжимать ему пальцы, чтобы он выронил святой штандарт. Молодой коадъютор ощущал одновременно безумную гордость и благоговейную покорность уже от того, что находился рядом со священной реликвией, не говоря уж о том, что он держал ее в бою.
Будь ситуация не столь тяжелой, Аквилия бы переполнило почтение к окружавшим его прославленным героям, которые сражались бок о бок с ним. Он и представить не мог лучшей смерти, чем гибель в бою вместе с ветеранами 1-й роты, а смерть казалась неизбежной.
Громадные облицованные золотом двери Храма Глориата были разрушены. Их вышибло внутрь от попадания разрядов зеленой энергии, и следом вошел строй смертоносных ксеносов. Само их присутствие здесь было оскорбительно, и Белые Консулы встретили их болтерами и цепными мечами. Но десантников была всего горстка, а против них собралось бесчисленное море зла.
Белых Консулов оттесняли все дальше назад. Они выбрали в качестве позиции лестницу центральной кафедры, и именно там Аквилий водрузил знамя ордена, поклявшись, что оно не падет, пока он дышит.
Храм был огромным, крупнейшим собором в Боросской системе. Ежемесячно священные залы посещали десятки тысяч мужчин и женщин, многие из которых тратили на паломничество все свои сбережения. Арчатые потолки возносились невероятно высоко и терялись во тьме. В каждом из четырех обширных крыльев собора были свои кафедры, часовни и клиросы, но Аквилий и его боевые братья из первой роты стояли в центральном нефе. Во внутреннем пространстве храма громко отдавался звук шагов металлических костлявых ног врагов по мраморному полу.
Сверху нависали семь ярусов сидячих мест, а под лестницей на полу храма располагались сотни низких скамей. В общей сложности в стенах храма могли с комфортом разместиться более двухсот тысяч верующих. В священные праздники на Площади Победы собиралось в сто раз больше людей, чтобы послушать хор Глориата и посмотреть проповедь на мерцающих голо-экранах. Теперь же пол заполняла смертоносная мерзость, которая бесстрашно двигалась на Белых Консулов, изрыгая из древнего оружия смерть.
- Пустой! - выкрикнул один из Белых Консулов, израсходовав магазин. Боевой брат-ветеран закинул украшенный болтер за плечо и обнажил силовой меч, священную реликвию ордена. Сверкающие дуги зеленой энергии сразили двоих ветеранов в синих шлемах, ободрав их до костей.
Множество скелетоподобных автоматов пало под выверенным огнем Стойких Стражей, но в собор входили все новые, число которых не поддавалось подсчету. Груда изуродованных останков уничтоженных некронов скопилась у подножия широкой лестницы, которая вскоре стала напоминать островок посреди моря металлических скелетов.
Некронов было невероятно трудно сразить. Каждый из них мог принять достаточно огня, чтобы свалить Астартес, и лишь потом их неуклонное наступление останавливалось. Но даже тогда многие попросту снова вставали на ноги через несколько секунд, и на них не оставалось ни следа от полученных повреждений.
Аквилий заметил, как один из воинов-некронов наклонился и поднял собственную руку, оторванную зарядом мелтагана. Из поврежденного плеча ксеномашины летели искры, но как только отделенную конечность приложили к суставу, они исчезли. Металл потек, словно ртуть, и сустав восстановился. В мгновение ока конечность встала на место, и некрон продолжил свое упорное наступление, карабкаясь к ним по лестнице.
До передних рядов врага оставались уже считанные метры, и с каждым тяжелым шагом те приближались.
Атакуя, некроны не производили никаких звуков помимо идеально синхронного стука металлических ног о мрамор и трескучих выстрелов их оружия. Отсутствие боевых кличей, воплей боли и победных восклицаний было, по мнению Аквилия, еще более зловещим и нервирующим, чем яростные проповеди предателей из Несущих Слово.
Шаг за шагом некроны сокращали дистанцию, пока не добрались до группы Белых Консулов у подножия золотого изваяния Бога-Императора. Они вскинули оружие над головами, намереваясь обрушить его на синие шлемы Астартес. Аквилий увидел, что в нижней части смертоносного оружия выступали изогнутые топоры чужеродного вида. Ксеносы не отличались ни скоростью, ни умением, однако сражались с убийственной целеустремленностью, нанося мощные и тяжеловесные удары.
Силовые клинки загудели, рассекая черепа и грудные клетки пришельцев, с легкостью плавя живой металл. Цепные мечи вырывали из скелетоподобных конечностей куски, а стрельба из болтеров в упор отшвыривала уничтоженных некронов вниз по лестнице на их сородичей.
Аквилий открыл огонь из болт-пистолета, вышибив затылок одному из врагов, а затем перенес прицел и скосил другого некрона очередью. Реактивные разрывные заряды сдетонировали в грудной клетке ксеноса, разнеся ее на куски. Тот упал без единого звука, но на его место, сделав автоматический шаг, встал другой.
Показания счетчика боезапаса на задней части пистолета неуклонно снижались, и это был последний магазин. Последние несколько выстрелов он произвел выверенно и обдуманно, следя за тем, чтобы каждый из оставшихся болтов сразил врага. Последним зарядом он пристрелил некрона, занесшего для удара над головой свое тяжелое оружие. Выстрел попал в один из злобных светящихся глаз, и голова раскололась надвое от взрыва. Остатки черепа повисли на позвоночном столбе. Однако робот не упал.
Аквилий зарычал от разочарования, когда половинки черепа некрона вновь срослись, и повреждения восстановились, не оставив ни следа. Отшвырнув болт-пистолет в сторону, коадъютор перехватил древко знамени ордена обеими руками, будто копье. На основании древка был шип. Зарычав от натуги, он вогнал его в грудь некрону, отбросив того назад.
Что-то вцепилось в ногу Аквилия, и он посмотрел на нечеловечески-бесстрастное лицо некрона. Тощие скелетоподобные руки скребли по броне в поисках опоры. У мерзкой твари отсутствовала нижняя часть тела и одна рука, но глаза продолжали гореть холодной чуждой яростью. Даже расчлененное, существо двигалось вперед, подгоняемое нечеловеческой волей. Коадъютор с отвращением отшвырнул его ударом ноги и вытащил цепной меч.
Оглядев неф, Аквилий увидел во мраке море пылающих колдовским огнем глаз, которые неуклонно приближались со всех сторон. Их было слишком много, чтобы оставалась хоть какая-то надежда на выживание.
Аквилий понял, что до конца им осталось в лучшем случае несколько минут.
Словно для того, чтобы усугубить безнадежность положения, до коадъютора донесся судорожный вздох боли. Спихнув ногой тело некрона с яростно крутящегося цепного меча, он бросил взгляд через плечо и увидел, что библиарий-эпистолярий Ливентий упал на колени, и из его груди хлещет кровь. В теле престарелого библиария зияла сквозная дыра, и над ним стоял с занесенным оружием воин-некрон. Аквилий закричал и попытался развернуться, чтобы встать между ними, но ему не хватило скорости.
С тошнотворным влажным хрустом некрон опустил тяжелую секиру своего оружия на череп библиария, вложив в удар разрушительную силу. Темный клинок дошел до самых зубов. Пока автомат пытался выдернуть оружие, Аквилий шагнул вперед и рубанул его цепным мечом по лицу. Некрон отшатнулся назад, но дело было уже сделано, и Ливентий упал наземь лицом вниз. Убившее его оружие так и осталось торчать из головы.
В живых оставалось только четверо Белых Консулов. Столь многие его братья уже умерли, так много воинов, куда более важных, чем он сам — великий магистр Валенс, библиарий-эпистолярий Ливентий, капитан Децим, проконсул Осторий. Казалось неправильным, что столь могучие воители были убиты, а он все еще оставался в живых.
Аквилий стиснул зубы. Он поклялся, что, если ему будет суждено умереть в этот день — а подобная судьба казалась неизбежной — то он заберет с собой как можно больше врагов. Что предки смогут им гордиться.
-За Императора! - взревел он и бросился в схватку.

Голова Неумирающего резко повернулась. Злобные огни его бездушных глаз ярко светились, рыская по площади. Паря в метре над землей, древнее существо плавно развернулось на месте, вертя головой в разные стороны в поисках источника зафиксированного им неподалеку всплеска энергии.
Изящным жестом он вытянул одну из тонких конечностей, и из мрака под саваном вырвалось облако крохотных скарабеев. Когда длинные игольчатые пальцы Неумирающего распрямились, миниатюрные роботизированные насекомые влетели ему в руку. Они начали сцепляться друг с другом, каждый из скарабеев хватался за соседа шипастой лапкой и мандибулой. Маленькие создания заняли свои места и замерли, сложившись в двухметровый посох. Завершив его формирование, скарабеи слились друг с другом, и орудие стало цельным и гладким.На каждом конце оружия загорелся зеленоватый свет, образовавший два энергетических клинка, потрескивавших от едва сдерживаемой мощи.
С изяществом, намного превосходившим умения его слуг, Неумирающий описал двухклинковым посохом сверкающую дугу и стал ждать появления врага.
Повинуясь не прозвучавшим распоряжениям своего господина, телохранители Неумирающего встали наготове, по их длинным боевым косам заструилась энергия.

В центре площади, среди стоявших со всех сторон бесконечных фаланг неподвижных некронов, начал проступать мерцающий источник света, за которым быстро появилась сотня других. Они светились и мерцали, словно плотные стаи светлячков, а спустя долю секунды начали сгущаться в призрачные фигуры. С резким треском вытесняемого воздуха с «Инфидус Диаболус» телепортировались сто закованных в терминаторские доспехи воинов культа Помазанников.
Среди них возникла огромная фигура Разжигателя Войны. Громадная боевая машина была одним из немногих дредноутов, способных на подобный маневр. Впереди Несущих Слово появился военный лидер и Корифей Воинства Кол Бадар, рядом с которым стоял Темный Апостол Мардук.
Темный Апостол был облачен в древний комплект терминаторских доспехов, чьи темно-красные пластины глянцево блестели. Доспех был отделан шипами из темного металла, а на броне крошечными символами колхидской клинописи были кропотливо выгравированы тысячи священных выдержек из «Книги Лоргара». Спутанный меховой плащ был закинут на огромные плечи нового доспеха, в правой руке Мардук держал свой жезл власти — смертоносный крозиус арканум, чье шипастое навершие потрескивало от энергии. В левой руке был старинный комби-болтер, выполненный в виде демонической пасти. Последний раз это оружие носил сам Разжигатель Войны во время битвы за Дворец Императора на Терре.
Терминаторскую броню не надевали девять тысячелетий, с тех самых пор, как Разжигатель Войны — тогда еще бывший Темным Апостолом 34-го Воинства — получил смертельную рану и был извлечен из доспеха перед помещением в вечное заточение внутри саркофага. Почтенный комплект брони благоговейно отремонтировали, однако никто так и не дерзнул надеть его на себя. Тысячелетия он оставался бездействующим, пустым и невостребованным, закрытым в гробнице великого героя. И вот теперь, по распоряжению Разжигателя Войны, он вновь вкушал битвы. Внутри череполикого шлема Мардук свирепо ухмылялся, наслаждаясь ощущением силы, которое давал доспех. Он ощущал себя богом.
Его взгляд упал на Неумирающего, находившегося на расстоянии менее ста метров. Он уже сталкивался с этим созданием и мгновенно узнал его. Даже отсюда он видел, что в нагрудную пластину встроена вращающаяся сфера Регулятора Связей.
- Туда! - взревел Мардук, указывая крозиусом в сторону повелителя враждебных ксеносов.
- Цель принята, - подтвердил Кол Бадар, и в его руке зарычал комби-болтер. - Вперед, мои братья-Помазанники! Убивайте во имя живых, убивайте за мертвых!
Терминаторов и дредноута отделяли от их цели более трех сотен воинов-некронов. Вокруг находились еще тысячи. Словно внезапно пробудившись ото сна, некроны - все как один — повернулись навстречу Помазанникам, и мгновенно началась схватка.
- Смерть предателю крестового похода! - прогремел Разжигатель Войны, снова переживая сражение минувших дней.

Кол Бадар зарычал, отстреливая некронов и десятками разрывая их на куски плотными очередями.
- Сомкнуть строй! Продолжать двигаться! – заорал он. Помазанники углубились во вражеские ряды, на каждом пройденном шаге уничтожая десятки машин ксеносов.
По венам Кол Бадара струилась горячая кровь, два сердца колотились в груди. Он сжал силовые когти на голове одного из некронов и свирепым рывком начисто оторвал ее. Тяжеловесным ударом тыльной стороны руки он поверг еще одного робота наземь. Пока тот пытался подняться, он прижал к его голове спаренные стволы комби-болтера и нажал на спуск.
Одного из некронов поднял над землей воин-Помазанник, вогнав в грудь неудачливой машины свой цепной кулак. Во все стороны полетели обломки металла, а потом некрона разорвало надвое. Еще один растекся, когда его тело расплавила комби-мелта.
Погибло полдюжины Помазанников, которых сразил чудовищно результативный огонь гаусс-оружия некронов. Никто из братьев и шагу не сделал, чтобы помочь им. Кол Бадар видел, что под опустошительным огнем некронов падают все новые его боевые братья, воители, с которыми он сражался бок о бок в бессчетных кампаниях по всей галактике. Оружие было ужасающе эффективно, против него слабо помогали даже терминаторские доспехи. Каждый жгучий энергетический залп срывал броню слой за слоем, пока не показывалась бледная плоть, которую обдирало до костей. Долей секунды позже кость также оказывалась расщеплена на субатомном уровне.
По его плечу полоснул луч энергии, рассекший броню. Кол Бадар развернулся и срезал нападавшего, откинув того назад, где его прикончил один из братьев, снесший некрону голову с плеч ударом силовой булавы.
Разжигатель Войны пронесся через ровный строй врагов, отшвыривая в сторону десятки воинов-скелетов каждым взмахом тяжелых когтей. Еще десятки разлетелись на куски, когда тяжелые болтеры Разжигателя Войны проложили в их рядах просеку.
Безучастные и, казалось, безразличные к противостоящей опасности, все новые некроны подходили и заполняли бреши, оставшиеся на месте их павших товарищей, вставая на пути неистовствующего дредноута. В бронированный корпус Разжигателя Войны вонзились зеленые дуговые разряды, которые проделали в панцире зияющие дыры и обнажили внутренние механизмы дредноута, однако это не замедлило его.
Воин-некрон перед Кол Бадаром занес оружие над головой, целясь расположенным под стволом топором ему в плечо. Корифей перехватил удар силовыми когтями. Он сжал руку в кулак, и оружие смялось, а во все стороны брызнула зеленая энергия. С резким лязгом металла он ударил некрона в висок стволом комби-болтера, а затем вогнал ему в грудь острия когтей.
Потрескивая от энергии, когти прошли между ребер некрона, и машина-труп улетела прочь от резкого движения руки.
Грядущая смерть была очевидна. Не было ни единого шанса, что хоть кто-то из них выберется отсюда.
Кол Бадар начал смеяться. Уже столетия он не чувствовал себя настолько живым.

Мардук обрушил свой крозиус на голову некрона. Та раскололась от силы удара, обнажив искрящие провода и схемы. Механический труп рухнул на землю, и на мгновение впереди появилось свободное место, позволившее бросить взгляд на цель.
Древнее существо из живого металла плавно скользило к нему и Помазанникам. Мардук видел, что их отделяет от бессмертного противника лишь тонкая линия вражеских машин.
Вышагивавшие перед Неумирающим воины были непохожи на тех, что попадались ему до этого. Их тела не изображали смерть, как у других некронов, а скорее выглядели бронированной пародией на живущих. Они и двигались иначе, движения были плавными и естественными, куда сильнее напоминая живого противника, чем ходульная походка низших воинов. Высокие и стройные, они могли легко сравниться по росту с одетыми в терминаторскую броню Помазанниками, хотя и уступали им по массивности в разы. В руках они держали похожие на алебарды боевые косы, клинки которых мерцали зеленой энергией.
Помазанники и избранные стражи Неумирающего сошлись, и энергетические боевые косы столкнулись с силовыми булавами и цепными кулаками. Враги двигались с пластичной грацией, их оружие вертелось по неуловимым дугам, оставляя за собой сияющие следы.
Эти орудия оказались чрезвычайно смертоносными, они с легкостью пробивали терминаторские доспехи. Мардук видел, как один из Помазанников вскинул зазубренный силовой меч навстречу несшемуся к шее удару, но клинок оказался аккуратно отсечен. Энергетическое оружие некрона продолжило свой путь и вонзилось в тело ветерана Несущих Слово, распоров его от шеи до груди.
Увидев ошеломляющую мощь боевых кос, Мардук начал отшатываться от шипящего клинка, не пытаясь блокировать удар. Громоздкость новообретенного терминаторского доспеха замедляла его движения, хотя и не столь сильно, как он изначально ожидал.
Мардук отвел в сторону очередной нацеленный на него замах, следя за тем, чтобы крозиус соприкасался только с металлическим древком боевой косы, а не с энергетическим клинком. Его ответный удар почти что сорвал голову некрона с плеч, и Темный Апостол свирепо ухмыльнулся. Потери в скорости сполна компенсировались приобретением грубой силы, которую придавали ему плотно сбитые сервомускулы терминаторского доспеха.
Отшвырнув в сторону еще одного врага и проделав в его бронированной груди множество глубоких пробоин с помощью комби-болтера, Мардук рванулся вперед, отчаянно пытаясь сократить дистанцию до Неумирающего.
Казалось, что вблизи от смертоносных воинов тупая боль в груди, ощущение отрезанности от варпа, усилилась. Ему хотелось побыстрее окончить бой. Он не знал, сколько еще сможет выносить заполявшую его зияющую пустоту.
Неумирающий плавно скользнул вглубь жестокой схватки. В его руках вертелся посох с двумя клинками. Двое Помазанников мгновенно пали, срезанные с непринужденностью совершенства. Оба воина были аккуратно рассечены пополам с пренебрежительно малым усилием. Вставленный в грудь древнего существа вертящийся Регулятор Связей разливал вокруг себя призрачный свет, дразня Мардука.
Пал еще один Помазанник. Посох Неумирающего проделал ровный разрез от плеча до бедра, и половинки воина осели на землю. Повелитель некронов описал посохом неуловимую дугу, нацелив один из концов на другого терминатора Хаоса. В неудачливого воителя ударил жгучий заряд энергии. Воин-Помазанник завалился назад с пробитой в груди дырой размером с голову.
Мардук зарычал и бросился вперед, приближаясь к Неумирающему сбоку. Он увидел, как с другого фланга к древней твари движется с ревущим болтером в руках громоздкая фигура Кол Бадара, и ощутил прилив ярости при мысли, что Корифей лишит его добычи.
Голова Неумирающего была повернута в сторону от него, следя за Кол Бадаром. Он подошел ближе, со всей силой занося крозиус арканум и целясь в изящный, казавшийся тонким, череп ужасного создания. Удар не достиг цели. Даже не повернув головы, владыка некронов парировал его одним из энергетических клинков на конце посоха, а другим полоснул по телу Кол Бадара, почти выпотрошив того.
Повернувшись с обманчивой неторопливостью и плавностью и продолжая парить в метре над землей, Неумирающий с легкостью отбивал одновременные атаки Мардука и Кол Бадара. В схватку вступил третий воитель, нанесший удар силовой булавой. Брат-Помазанник сразу же погиб, в его голову погрузился энергетический клинок.
Из глубокой раны на теле Кол Бадара хлестала кровь. Он вскинул комби-болтер, поливая очередями из обоих стволов. При повороте саван Неумирающего распахнулся, и на Корифея обрушилось густое облако скарабеев, которые вцеплялись и кусали его. Хотя крохотные механические насекомые могли нанести мало серьезных повреждений терминаторскому доспеху, но они поглотили ярость выстрелов. Болты взрывались, не достигая намеченной цели.
Мардук нанес врагу очередной удар. Но двухклинковый посох снова описал незаметную дугу и отвел оружие в сторону. Мардук был готов к этому и быстро изменил угол атаки, но и она оказалась заблокирована. Круговой парирующий прием искусно обезоружил его, и крозиус арканум улетел в сторону, приземлившись на расстоянии нескольких метров.
Продолжая вертеться, Неумирающий рассек надвое еще одного Помазанника, который шагнул вперед, чтобы напасть на древнее существо, а затем ловко всадил один из энергетических клинков точно в Кол Бадара, пронзив того насквозь.
Мардук навел на врага свой комби-болтер и вдавил спуск. Прежде, чем из патронника успел вылететь первый болт, Неумирающий выдернул клинок из Кол Бадара и крутанул его. Мардука откинуло на шаг назад, и он осознал, что что-то не так, лишь когда увидел брызнувший фонтан крови.
Мгновением позже пришла боль. Темный Апостол ошеломленно уставился на лежавшую отсеченной на земле его собственную руку. Кисть все еще сжимала комби-болтер.
С другой стороны от Неумирающего Кол Бадар упал на одно колено, из раны в груди толчками выплескивалась кровь. Древнее создание демонстративным мастерским движением крутануло посох вокруг себя. Его окружало кольцо тел.
Со всех сторон приближались некроны, их гаусс-свежеватели извергали смерть. Мардук, не желавший смириться с поражением, ощутил прилив злобы.
- Сразись со мной, предатель! - раздался грохочущий вопль, и громадная фигура Разжигателя Войны прорвалась через группу некронов, отшвырнув тех с дороги взмахом тяжеловесной механической руки. Дредноут атаковал, изрыгнув перед собой поток огня из тяжелых болтеров.

Разжигатель Войны охрип от боевых псалмов Воинства, но в его голосе все еще оставались сила и властность. Его глаза были прикованы к ненавистной фигуре врага, облаченного в волнистую золотую броню.
С острых шипов крозиуса капала кровь, доспех испещряли воронки от полученных в бою попаданий. Он был измотан, яростное сражение длилось уже недели. Он не мог вспомнить, когда последний раз отдыхал. Но ничто из этого не имело значения теперь, когда перед ним оказался объект всей его ненависти и злобы.
Вокруг были разбросаны тела побежденных врагов, желтые доспехи покрывала кровь. На его пути больше никого не осталось.
Куда ни взгляни, везде бушевала битва, братья сражались с братьями. Зрелище было великолепно, однако в то же время оно наполняло его пылающей ненавистью к тому, кто своей надменностью вызвал все это.
Он облизнул забрызганные кровью губы и крепче сжал рукоять крозиуса, глядя на того, на чьих руках была кровь каждого павшего благородного брата-Астартес.
Когда-то он звал этого человека Императором. Когда-то даже поклонялся ему. Он сплюнул, словно рот внезапно наполнился омерзительной отравой.
Лжец. Предатель крестового похода. Тот, кто предал Магистра Войны.
Тот, кто обманывал их всех.
- Теперь все кончено, - произнес он. – Твоя ложь более не приведет к смерти никого из братьев-Астартес.
И вот на стенах величайшего из когда-либо возведенных дворцов он бросился на своего смертельного врага, намереваясь стать тем, кто сразит Ложного Императора.

- Теперь все кончено, - прогремел Разжигатель войны. – Твоя ложь более не приведет к смерти никого из братьев-Астартес.
Неумирающий плавно повернулся навстречу атакующему дредноуту и, словно танцор, с нечеловеческой скоростью и гибкостью извернулся всем телом. Болты прошли мимо, оставив прорехи в трепещущем саване, но не задев тела.
Разжигатель Войны бросился вперед, исторгая на ходу неразборчивый рев: десятитонное металлическое чудовище, полное жестокости.
Неумирающий поднырнул под удар когтей дредноута, посох с двумя клинками полоснул по бронированному корпусу Разжигателя Войны со вспышкой искр и мучительным визгом рвущегося металла.
Разжигатель Войны пытался погасить инерцию движения, которая протащила его мимо Неумирающего. Еще до полной остановки поврежденный корпус дредноута повернулся, разворачивая тяжелые болтеры. Мощные орудия взревели, изрыгая непроницаемую завесу крупнокалиберных зарядов по широкой дуге, преследуя верткого противника. Неумирающий был слишком быстр, он опережал опустошительный залп на долю секунды.
Перехватив посох, словно копье, Неумирающий скользнул вперед. Заряды тяжелого болтера разорвали призрачный саван. С нечеловеческими силой и скоростью Неумирающий вогнал свое оружие в самое сердце корпуса дредноута. Светящийся энергетический клинок без сопротивления рассек толстую броню Разжигателя Войны и пронзил его.
Мардук взревел от ярости и нежелания верить увиденному, однако он не мог ничего сделать, пока Неумирающий выдергивал сияющее энергетическое оружие, раскачивая его вбок и вспарывая саркофаг. Из смертельной раны хлынули зловонные амниотические жидкости, и Мардук заметил внутри иссохшее и бледное скорченное тело Разжигателя Войны.
Было трудно поверить, что некогда это был один из величайших воинов Легиона и как минимум Темный Апостол. Сейчас он походил на выкопанного мертвеца, чей полусгнивший труп жестоко удерживали в ужасном состоянии не-жизни. Безжизненного утопленника соединяли с нервной системой дредноута провода, кабели и трубки. Только вся эта паутина не давала ему выпасть на землю. Это был всего лишь изуродованный торс, на который безвольно свисала костлявая голова.
Большая часть черепа отсутствовала, то ли от приведших к заключению ран, то ли после хирургической операции. В обнажившуюся мозговая ткань — отвратительного цвета, будто гнилой плод — были воткнуты десятки проводов с иглами на концах. Нижней челюсти не было. Только сросшиеся ребра и гигантские пропорции скелета указывали на то, что когда-то это был гордый воитель-Астартес.
Механизированное тело дредноута содрогнулось и затряслось, от поврежденных кабелей и проводки полетели искры.
Мардук прицепил священный крозиус к поясу и припал на колено, вытаскивая из собственной мертвой руки старинный комби-болтер. Он поднялся, ощерившись от ненависти, и выстрелил Неумирающему в спину.
Проявив сверхъестественное чутье, Неумирающий уклонился вбок от очереди болтера и повернулся, раскручивая в руках свою энергетическую косу.
Однако он не смог уйти от Разжигателя Войны.
С дредноутом еще не было покончено. Как только Неумирающий отвернулся, Разжигатель Войны рванулся вперед и сомкнул громадные силовые когти на теле противника. Повелитель некронов сопротивлялся, размахивая своим двусторонним посохом, но не мог освободиться. Он целиком оказался в захвате Разжигателя Войны.
- Смерть Ложному Императору! - взревел дредноут и сжал кулак.
Человекоподобное тело Неумирающего разлетелось, распавшись на миллион скарабеев. В центре жужжащего облака металлических насекомых парил Регулятор Связей.
Над Разжигателем Войны взлетели искры и пошел тошнотворный черный дым. Дредноут задергался в конвульсиях. Стража Неумирающего выступила вперед. Их боевые косы полыхнули, разрывая бронированные бока Разжигателя Войны.
Мардук зарычал от злобы и двинулся вперед. В его руке ревел комби-болтер. Кол Бадар сокрушил двоих Бессмертных и шагнул в середину роя скарабеев, нанося удары по по механическим насекомым.
Темный Апостол заметил Корифея только тогда, когда силовые когти того сомкнулись вокруг Регулятора Связей, выхватив устройство из воздуха. Когда клинки на пальцах громадного полководца сжались на вертящемся устройстве, оно снова приняло первоначальный облик бездействующей твердой сферы.
Реальность содрогнулась, и Мардук судорожно вздохнул, ощутив как на него вновь обрушилось благословенное прикосновение эфира. Темный Апостол прошептал благодарственную молитву богам, которых он чувствовал вокруг себя.
Кол Бадар держал Регулятор Связей силовыми когтями, стреляя по двум некронам из комби-болтера. Кровь вокруг отверстия в его груди уже запеклась и высохла, тельца Ларрамана в кровеносной системе затянули рану.
Недовольное жужжание облака скарабеев стало более заметным. Мардук увидел, что они начали вновь собираться в плотную стаю, явно образуя очертания Неумирающего.
- Нужно уходить. Сейчас же, - произнес Мардук, поливая из комби-болтера очередью и пробивая в возрождающемся владыке некронов отверстия. Однако он знал, что его попытки тщетны — Неумирающий восстанавливался и ничто не могло остановить этот процесс, что бы он ни делал.
- Ашканез, - проговорил Кол Бадар. - Включить обратную телепортацию. Немедленно!

- Выполняй, - сказал Первый Послушник Ашканез, кивая Буриасу. Корабль вокруг них оживал, наполняясь нечестивой жизнью с возвращением издавна заключенных в нем демонов.
- Почему бы просто их не бросить? - раздался рык громадной фигуры чемпиона Кхалаксиса. - Дать ксеносам покончить с этим вместо нас?
Рука Буриаса остановилась над активационной руной на панели управления телепортацией в ожидании ответа Первого Послушника.
- Не будь дураком, - отмахнулся Ашканез. - У них устройство. Кроме того, Помазанники с нами. Выполняй.
Буриас опустил кулак на светящуюся руну.

Словно сливающиеся капли расплавленного металла, миллион крохотных скарабеев утратил свою форму и стал соединяться, пока в воздухе перед Мардуком вновь не повис сияющий совершенством и неповрежденный Неумирающий. В темных глазницах начали светиться злобные огоньки. Владыка некронов повертел головой-сюда, будто разминая шею, а затем остановил свой непроницаемый взгляд на Мардуке. Воздух заблестел, когда бессмертное существо завертело свой смертоносный посох с двумя клинками и заскользило к Темному Апостолу.
- Давай же, Ашканез, - прошипел Мардук, пятясь назад и продолжая стрелять из старинного комби-болтера. Спаренный изогнутый магазин опустел, и он убрал почтенное древнее оружие в кобуру, вновь вынув крозиус.
Затем он ощутил внезапное головокружение, и зрение затуманил яркий свет.
Когда он рассеялся, Мардук стоял на тускло освещенной нижней палубе «Инфидус Диаболус», уставившись в дуло мелтагана.
- С возвращением, Апостол, - прорычал Первый Послушник Ашканез.
Andrei Дата: Среда, 17.08.2011, 10:18 | Сообщение # 22
Сообщений: 130
Замечания:
Уважение [ 4 ]
Где то гуляет...
Семнадцатая глава

Первый Послушник Ашканез стоял на расстоянии пяти метров, направив мелтаган точно на Мардука. Это оружие задумывалось как противотанковое. На такой дистанции даже терминаторская броня мало помогла бы.
Не делая резких или угрожающих движений, Мардук повернул голову и огляделся, не выпуская Первого Послушника из поля зрения. Рядом с ним стоял Кол Бадар, но остальных братьев из числа Помазанников не было видно. Здесь были только они пятеро.
- Ты смеешь направлять оружие на своего Темного Апостола? - оскалился Мардук, его голос дрожал от едва сдерживаемой ярости. - В чем дело?
- Настал час правосудия, Апостол, - ответил Ашканез.
Лицо Первого Послушника было скрыто в тени капюшона. В полумраке позади Ашканеза стояли Буриас и Кхалаксис. Оба скрыли лица капюшонами, но были легко узнаваемы.
- Ты хочешь судить меня? Заносчивый сукин сын. Посмотрите на себя, - сказал Мардук голосом, полным обличения, - вы даже не хотите открыть лица. Вы трусы, бесполезные трусы, которые лишь позорят собой XVII Легион.
Огромная фигура Кхалаксиса застыла, руки крепко сжали рукоять огромного цепного топора. Буриас со злостью откинул капюшон.
- Ты сам навлек это на себя, господин, - ощерился Несущий Икону.
- А ты всегда был подлым псом, Буриас, - парировал Мардук. - Мне следовало бы тебя давным-давно прикончить.
- Довольно, - зарычал Ашканез. - Где устройство?
- У меня, - произнес Кол Бадар.
- Хорошо, - сказал Ашканез. - Сними шлем, Апостол. Я хочу видеть твои глаза, когда ты умрешь.
Мардук бросил взгляд на обрубок своей левой руки, затем на все еще зажатый в правой священный крозиус, а потом снова на Ашканеза.
- Наверное, мне понадобится небольшая помощь. Ты не мог бы подойти и забрать у меня крозиус, Послушник? - поинтересовался он. - Ясно же, что ты в любом случае собираешься его присвоить, так почему бы не сделать это прямо сейчас?
- Я так не думаю, - произнес Ашканез, явно не собираясь сокращать дистанцию между собой и огромным Темным Апостолом, закованным в древний терминаторский доспех Разжигателя Войны.
- Трус, - усмехнулся Мардук.
- Разумный, - поправил его Ашканез. - Шлем, Апостол.
Мардук прицепил крозиус к шипастой поясной цепи и снял череполикий шлем. Тот отсоединился с шипением сжатого воздуха. Злобное красное свечение линз померкло, и он пристегнул шлем к поясу. В глазах Темного Апостола кипела ненависть.
- Доволен? - оскалился он.
Первый Послушник кивнул.
- Где мои братья — Помазанники? - зарычал Кол Бадар
- Их кровь тоже на твоих руках, Послушник? - спросил Мардук.
- В их смерти нет никакого смысла. Они телепортированы обратно в целости, - сказал Акшанез. - Я не счел необходимым делать их свидетелями этого.
Мардук облизнул губы, его взгляд метался между тремя стоявшими перед ним воинами.
Ашканез продолжал удерживать свой мелтаган нацеленным точно на Мардука.
- Ты довольно высоко себя оцениваешь, Первый Послушник, - сказал тот. - Ты вправду думаешь, что вы трое справитесь с нами обоими?
- Нет, - произнес Ашканез. - Не думаю.
Мардук было открыл рот, чтобы заговорить, но захлопнул его, когда Кол Бадар отошел от него в сторону.
- Ах ты ублюдок, - ощерился он, когда Корифей склонил голову в почтении к Первому Послушнику.
- Я долго ждал этого дня, Мардук, - проговорил Кол Бадар.
- Все от тебя отвернулись, Апостол, - произнес Ашканез, не в силах избавиться от самодовольной насмешки в голосе. - Все твои самые надежные капитаны.
- Не все. Сабтек никогда не предаст, - ответил Мардук.
- Это так, - признал Ашканез. - Я верю, что этот глупец будет хранить свою нелепую верность тебе до самого конца. Очень жаль. Он хороший боец. Но в этой войне необходимы жертвы. Довольно скоро он умрет. Ты остался один, Апостол.
- Нет, - произнес Мардук. - Со мной боги Хаоса. И адские мучения покажутся тебе раем по сравнению с болью, которую я на тебя обрушу. За это оскорбление ты сгоришь.
- Нет, - отозвался Ашканез. - Ты не сможешь.
- Ты предатель и ублюдок, Ашканез. Как скоро он обратится против тебя, Буриас? Или против тебя, Кхалаксис? - спросил Мардук. - Получив власть над Воинством, он перестанет в вас нуждаться.
- Я наслушался вдоволь, - прорычал Кхалаксис. - Давайте убьем его и покончим с этим.
- Совет раскроет этот мелкий заговор, - сказал Мардук. - Они никогда не утвердят тебя Темным Апостолом Воинства, Ашканез.
- Заговор? - преспросил Ашканез. - Нет, Апостол, тут ты заблуждаешься. Мы не предатели, мы - будущее. Под властью Совета Легион загнивает, его идеалы извращены. Только глупец не в силах увидеть, что Эреб исказил идеалы Легиона в угоду собственным целям, подчинив Совет своей воле. Мы представляем новый порядок, который повергнет власть Эреба над Советом.
- Экодас набил твою голову ложью, - произнес Мардук. - Его маленькое восстание ни к чему не приведет. Вас будут гнать, как предавших псов, каковыми вы и являетесь.
- Ты неправ, Мардук. Это не мелкий мятеж. Мы — Братство. Приближается время Третьей Чистки.
- Братство? - изумленно переспросил Мардук. - Братство в прошлом. Оно умерло десять тысячелетий тому назад.
- А теперь заново родилось под властью нового Первосвященника.
Мардук расхохотался.
- Вы пребываете в еще большем заблуждении, чем я думал, - сказал он. - Экодас полагает, что может заново создать Братство в погоне за властью? Он в самом деле думает, что сможет представлять собой хоть какую-то угрозу Совету? Эребу и Кор Фаэрону?
- Это ты заблуждаешься, - с ухмылкой ответил Ашканез. - Все это тянется гораздо дальше Экодаса.
- Мне трудно в это поверить.
- Мне все равно. Но перед смертью знай, что сам Хранитель Веры, Кор Фаэрон, создал Братство заново.
- Это невозможно, - прошипел Мардук, хотя от слов Первого Послушника у него похолодела кровь.
- Более двадцати Воинств поклялись в верности Братству, - сказал Ашканез. - И еще десятки присоединятся к ним прежде, чем Эреб заподозрит, что находится в опасности.
- Это никогда не сработает, - проговорил Мардук.
- Скоро извращение Совета Эребом закончится. Под руководством Кор Фаэрона Легион вернется к истинному учению Лоргара.
- Хранитель Веры втянет Легион в гражданскую войну? - спросил Мардук. - Внесет раскол в наши ряды только для того, чтобы свергнуть брата? Это безумие!
Ашканез улыбнулся.
- Эреб слишком долго манипулировал Легионом, оставаясь в тени. Его время подошло к концу.
- Хватит лить отраву, предатель, - огрызнулся Мардук, поднимая голову. Безо всякого страха он посмотрел Ашканезу в глаза. - Как сказал Кхалаксис, время покончить с этим. - Ты согласен, Кол Бадар?
- Да, - произнес огромный полководец из-за спины Ашканеза. - Согласен.
Прежде, чем кто-либо успел среагировать, Корифей шагнул вперед и вогнал на всю длину в спину Ашканеза свои силовые когти .

Ашканез оказался поднят в воздух. Острия силовых когтей Кол Бадара высунулись у него из груди, на клинках пузырилась горячая кровь.Мелтаган Ашканеза вытрелил, и Мардук метнулся в сторону, чтобы избежать жгучего заряда. Свитки с проклятиями, прикрепленные к наплечнику, вспыхнули от выстрела, прочертившего борозду в броне, словно в масле.
Вокруг шипов священного крозиуса Мардука замерцала темная энергия, рука сжалась на рукояти, вдавив активационную руну.
Первым из соратников Ашканеза среагировал Буриас. Он мгновенно преобразился, черты его лица смешались с демоном внутри. Небрежным движением Кол Бадар швырнул Ашканеза в Несущего Икону, мгновенно выведя того из боя. Мелтаган вылетел из руки Первого Послушника.
Слабо освещенное помещение внезапно огласилось оглушительным ревом цепного топора Кхалаксиса. Огромный чемпион бросился на Мардука, его лицо исказилось от бешеной ярости.
Мардук парировал смертоносный удар, нанесенный двумя руками, темный крозиус и цепной топор столкнулись с ужасающей мощью. Силу Мардука увеличивали могучие сервомускулы новоприобретенного терминаторского доспеха, но даже несмотря на это, его рука подавалась под нажимом Кхалаксиса. Зубья цепного топора вгрызлись в крозиус, выбросив искры.
Возле Мардука оказалось лицо Кхалаксиса, пылающее ненавистью и боевой яростью. Зубы были оскалены.
- Я тебя на куски порву, господин, - проревел огромный восходящий чемпион, на его губах блестели слюна и пена.
- Мечтай об этом, - бросил Мардук, сделал шаг вперед и нанес удар лбом в лицо Кхалаксиса, сломав тому с резким хрустом и фонтаном крови нос.
Берсерк взревел от ярости и отшатнулся назад, выпустив рукоять топора из одной руки. Мардук шагнул вперед, чтобы расколоть ему череп, но попал прямо под оглушающий удар тыльной стороной руки. Шипастая перчатка Кхалаксиса врезалась ему в щеку, отбросив голову назад, и он ощутил во рту вкус крови.
Сделав шаг назад, Мардук инстинктивно вскинул крозиус и заблокировал несущийся к его шее безумно жужжащий цепной топор. С впечатляющей скоростью Кхалаксис крутанулся на пятках, разворачивая топор для удара под другим углом. Все еще приходя в себя после предыдущего удара, Мардук не успевал встретить очередную атаку своим оружием и потому подставил под удар цепного топора плечо. Тот глубоко вгрызся в броню, яросто разрывая ее, но не достал до кожи.
Мардук нанес удар крозиусом в бок Кхалаксиса, острия шипов пробили броню с резким выбросом энергии, отбросившей того назад. От раны исходило зловоние горелой плоти, но чемпион вновь кинулся вперед, только разъярившись от боли еще сильнее.
Пока цепной топор ревел, рассекая воздух на пути к Мардуку, Темный Апостол со всей силы опустил крозиус вниз, ударив им по одной из рук Кхалаксиса. Броня и кости раскололись на куски, и удар ушел в сторону. Сделав шаг назад, чтобы получить больше места для маневра, Мардук описал своим оружием страшную дугу, окончившуюся ровно у виска Кхалаксиса.
Острые шипы пробили череп чемпиона, вмявшийся внутрь от тяжеловесного удара булавы. Кровь брызнула на лицо Мардука, и Кхалаксис зашатался, словно пьяный. Он выглядел странно, черты лица вдавились внутрь, словно воск, растаявший под горячими солнечными лучами. Еще мгновение украшенный косичками чемпион покачался на ногах, а затем бесформенной грудой замертво упал под ноги Мардуку.
Силовая булава Ашканеза ударила Мардука сзади, швырнув его на колени. Второй злобный удар пришелся по руке, и он выпустил священный крозиус. Двигаясь быстрее, чем облаченный в громоздкую терминаторскую броню Мардук, Первый Послушник быстро шагнул вперед и ногой отшвырнул святое оружие.
Мардук поднялся на ноги и повернулся к Ашканезу с выражением ярости на лице.
- Ты не знаешь, когда нужно продолжать лежать, да? - прошипел он.
Лицо Первого Послушника было бледным от потери крови, а в уголках губ пузырилась красная пена. Через четыре ужасающих раны в груди из него вытекала живительная влага, но вскоре они должны были затянуться. Однако Мардук был удивлен, что тот еще жив, да еще и может продолжать сражаться.
С ревом, брызгая кровавой слюной, Первый Послушник шагнул вперед и обрушил на темя Мардука свою силовую булаву.
Темный Апостол остановил удар закованной в перчатку рукой, удерживая потрескивающее оружие на расстоянии. По всей его руке пробегали электрические разряды, но он продолжал держаться. На шее Первого Послушника вздулись вены, тот приложил все возможные усилия, чтобы опустить на Мардука булаву, однако его силы иссякали, и оба они это знали.
Мардук нанес тяжелый удар ногой в колено Ашканеза, разрывая сухожилия и связки. Первый Послушник рухнул на пол, рыча от боли. Темный Апостол шагнул вперед и с силой пнул его в бок, швырнув над полом. Первый Послушник врезался в ближайшую панель управления, продавившуюся под его весом.
Мелтаган Ашканеза лежал неподалеку, и Мардук пригнулся, чтобы поднять смертоносное противотанковое оружие. Ашканез отполз от панели управления, пытаясь встать. Разбитое колено не выдерживало его веса, ему пришлось вцепиться в панель, чтобы просто стоять вертикально. Мардук злобно ухмыльнулся, сжал мелтаган и двинулся к нему. Он остановился в нескольких шагах от Первого Послушника.
- Неважно, останусь ли я жив или умру, это не изменит грядущее, - ощерился Ашканез, на его губах пузырилась кровь. - Братство уже действует. Ты не сможешь его остановить.
Мардук навел мелтаган на уцелевшее колено Ашканеза и нажал на спуск. От оружия пошла волна ужасающего жара, от которого задрожал воздух. Мардук удерживал спусковой крючок пару секунд, аккуратно отделяя ногу Первого Послушника выше сустава и прижигая рану. Мардук добродушно усмехнулся.
Ашканез не стал кричать, даже когда жгучий заряд сплавил его броню с плотью и испепелил кости. Он упал, стиснув зубы от боли.
- При участии 34-го Воинства, или же без него, Братство очистит ряды нашего Легиона, - прошипел Ашканез с пола. Воздух был наполнен смрадом сожженной плоти. - Это ничего не изменит.
Мардук фыркнул и отвернулся, чтобы посмотреть на результат схватки между Кол Бадаром и Буриасом. С того самого момента, как Буриас давным-давно возвысился до должности Несущего Икону, эти двое раздражали друг друга. Теперь тысячелетия ненависти вырвались наружу.
Буриас Драк`Шал двигался на четырех конченостях, руки и плечи раздулись до непропорционально большого по сравнению с телом размера. Исходящие изо лба ребристые рога закручивались назад, игольчатые зубы обнажились в зверском оскале. Броня свисала с него окровавленными лохмотьями. В груди зияли глубокие пробоины, но они начали затягиваться прямо на глазах у Мардука, плоть срасталась, когда порождение варпа регенерировало.
С рычанием Несущий Икону прыгнул вбок, когда Кол Бадар вскинул комби-болтер, и два ствола взревели. Буриас Драк`Шал вскочил на ближайшую стену, вывернув шею под неестественным углом, чтобы не отрывать своих демонически-измененных глаз от Корифея. Лапы едва успели коснуться стены, когда он снова прыгнул, метнувшись прямо на Корифея. Кол Бадар пытался вести комби-болтер вслед за движением одержимого воина, вырывая из стен куски металла и разнося вдребезги хрупкие мониторы, но ему не хватало скорости.
Три средних пальца на каждой из рук Буриаса Драк`Шала срослись в толстые когти. Вытянув лапы, он ударил Корифея в раненую грудь, глубоко всадив демонические когти. Сила атаки вынудила Кол Бадара сделать шаг назад, но облаченный в терминаторскую броню полководец не упал. Когтистые лапы Буриаса засели в груди Кол Бадара, и он устроился там, словно адский примат. Удерживаясь одной когтистой рукой, свободной он успел пробить в груди Корифея несколько отверстий прежде, чем тот отшвырнул его ударом тыльной стороны силовых когтей.
Буриас Драк`Шал развернулся на лету и жестко приземлился, ощерившись и напружинив мышцы ног. Резким рывком он метнулся обратно к Корифею, но Кол Бадар вскинул комби-болтер и отшвырнул его на пол мощной очередью в грудь и лицо.
В броне и плоти остались окровавленные воронки, в которых виднелись мускулы и кости, и Буриас Драк`Шал затряс головой от злобы и боли. Часть челюсти была оторвана, обнажив акульи зубы и поблескивающую плоть. Когда он попытался подняться на ноги, еще одна очередь снова отбросила его назад, в него вгрызлись болты с реактивными наконечниками. Внезапно оружие Корифея заклинило, и оно умолкло у того в руках, от двух стволов вился дымок.
На ужасающе изуродованном лице Буриаса Драк`Шала проступила злобная ухмылка, и его плоть начала восстанавливаться. Он сплюнул на пол сгусток плоти и крови, а Кол Бадар с отвращением отшвырнул свой украшенный демонической пастью комби-болтер.
- Теперь у тебя проблемы, - произнес Буриас Драк`Шал, с трудом выговаривая слова, когда из его нижней челюсти стали прорастать толстые клыки.
Кол Бадар язвительно усмехнулся.
- Я так долго этого ждал, - проговорил он, сжимая силовые когти.
Оба воина были покрыты кровью, а их броня пробита в десятке мест. Но раны Буриаса продолжали заживать даже когда они их получал, а Корифей начинал двигаться медленнее.
Мардук со вздохом направил мелтаган на Буриаса Драк`Шала. Безо всяких прелюдий, он выпустил жгучий заряд, попавший Несущему Икону в поясницу. Выстрел расплавил силовую броню и углубился в плоть. Он бросил Несущего Икону на шаг вперед и лишил равновесия. Тот пошатнулся и попал прямо на силовые когти Кол Бадара. Полуметровые клинки пробили горло Буриаса Драк`Шала. Они вошли глубоко, почти по самый кулак Кол Бадара, и острия вышли с обратной стороны шеи.
- Ну, и у кого теперь проблемы? - оскалился Кол Бадар.
На пронизанных энергией когтях пузырилась кровь, и Буриас Драк`Шал замер, прикованный к месту. Комби-болтер Кол Бадара оглушительно рявкнул, и Буриаса Драк`Шала отшвырнуло назад, его грудная клетка взовалась изнутри.

- Совет падет, - выдохнул Ашканез сквозь стиснутые зубы, и Мардук обернулся, чтоб еще раз взглянуть на жалкое создание. - Это всего лишь вопрос времени. Эреб предстанет перед судом.
- Ты глупец, - произнес Мардук. - Ты и впрямь полагаешь, что Эреба можно так легко одурачить? Ему все известно об этом жалком мятеже в рядах Легиона. Ему нужно было, чтобы тот всего лишь всплыл на поверхность, чтобы узнать, как глубоко он проник. Все Воинства объединятся против Хранителя Веры, как только станет известно о всей глубине его предательства.
Глаза Ашканеза сузились, и Мардук рассмеялся.
- Ты никогда не задавался вопросом, почему Совет назначил меня сопровождать этот поход? Это было сделано, чтобы вытащить змей, свивших гнездо внутри Легиона, вынести их измену на свет. Мне было известно, что вы делаете, с самого начала.
- Ты никогда не донесешь весть до Сикаруса, - проговорил тот.
- Хватит болтать. Твое присутствие начинает меня утомлять. Прощай, Первый Послушник.
Мардук выстрелил из мелтагана, мгновенно убив Ашканеза. Над трупом поднялся смрад сожженной плоти.

Кол Бадар прижал Буриаса Драк`Шала к полу коленом и сжал череп Несущего Икону своими силовыми когтями. Один нажим — и с Буриасом было бы покончено, даже его чудесные способности к регенерации не спасли бы от такого ранения. Словно зная, что тело-носитель вскоре погибнет, демон Драк`Шал покинул Несущего Икону, и плоть того, казалось, усыхала, принимая естественный облик. На нем было множество ран, и на полу растекалась лужа крови. Грудь была разворочена. От основного сердца осталось только месиво, но вторичное все еще слабо билось.
- Ты... ты меня использовал, - ощерился Буриас, глядя на Мардука. С распухших губ текла кровь, один из глаз был ею наполнен и незряче вертелся в глазнице. - Ты все это время знал о Братстве.
- Да, я знал о Братстве, - отозвался Мардук, опускаясь на колени возле изломанного Несущего Икону. - Однако не я направил тебя в их объятия. Ты сделал свой выбор. Впрочем, брат мой, ты оказал мне большую услугу. За это я тебе благодарен. Ты идеально сыграл свою роль.
- Я был... твоим кровным братом, - выплюнул Буриас. - Я бы пошел за тобой... повсюду.
- Но вместо этого ты предпочел выступить против меня. А все потому, что не смог смириться со своим местом.
- Тогда убей меня, - оскалился Буриас. - Покончи с этим.
- Ну нет, мой дорогой Несущий Икону, - ответил Мардук со злобной ухмылкой. - Твои страдания только начинаются. За твое предательство тебя ожидает вечность боли, не беспокойся на этот счет.
Буриас сверкнул глазами и плюнул в лицо Мардуку.
Тот улыбнулся, стер со щеки едкую кровавую слюну и поднялся на ноги.
- Знаешь, - сказал он Кол Бадару. - На какое-то мгновение я решил, что ты нарушишь наш маленький уговор.
- На какое-то мгновение так оно и было, - ответил Кол Бадар, со стоном выпрямляясь в полный рост.
Мардук впервые задумался, что полководец выглядит старым. Тот продолжал придавливать Буриаса к полу тяжелым сапогом, но беспокоиться было не о чем. Несущий Икону был побежден, в развороченной груди пульсировали обнажившиеся и изорванные органы.
- И что же тебя остановило? - спросил Мардук.
- Ты подлый ублюдок, Темный Апостол, - произнес Кол Бадар. - И однажды я убью тебя.
Мардук фыркнул.
- Это не ответ на мой вопрос.
- Скажем так, я скорее пойду за подлым ублюдком, чем за псом вроде него, - сказал Корифей, указывая на распростертое на полу тело Ашканеза. - По крайней мере, ты из 34-го.
- Нужно сообщить Эребу о роли Кор Фаэрона в этом восстании, - произнес Мардук. - Все это тянется дальше, чем мог предположить даже Первый Капеллан. Свяжись с мостиком. Экодас скоро узнает, что Ашканез мертв. Я хочу оказаться как можно дальше от «Круциус Маледиктус».
- Однажды мы сведем счеты, ты и я, - рыкнул Кол Бадар, поднимаясь на ноги и вздергивая наверх изломанное тело Буриаса. Когда он посмотрел на Мардука, в его глазах кипела ненависть.
- Сведем, - ответил Мардук. - И это наверняка будет интересный день.
Andrei Дата: Среда, 17.08.2011, 10:19 | Сообщение # 23
Сообщений: 130
Замечания:
Уважение [ 4 ]
Где то гуляет...
Восемнадцатая глава

«Инфидус Диаболус» рассекал космическое пространство, удаляясь от Бороса Прим. Раскаленные добела плазменные двигатели пылали адской яростью, извергая из себя все больше энергии.
- Нас вызывают, - произнес Сабтек. Чемпион стоял в передней части окутанного мраком мостика ударного крейсера Хаоса. - Это «Круциус Маледиктус».
- Выведи на экран, - рыкнул Мардук.
На изогнутом видеоэкране появилось мутное изображение Темного Апостола Экодаса. Его перебивали прерывистые помехи и резкий белый шум, а затем оно сфокусировалось.
- Апостол Мардук, - проговорил Экодас. Он хорошо это скрывал, но Мардук мог поспорить, что его вид стал для Экодаса неожиданностью.
- Ты ожидал кого-то другого, Апостол? - мягко поинтересовался Мардук.
- Возмездие еще не окончено, - прорычал широколицый Великий Апостол, проигнорировав вопрос Мардука. - Наша работа не завершена. Когда мы уничтожим ксеносов, надлежит продолжить усмирение Бороса Прим. Немедленно верни «Инфидус Диаболус» в строй, иначе я без малейшего колебания открою по тебе огонь.
- Их невозможно уничтожить, - произнес Мардук. - Оставайся и сражайся, если хочешь. Это приведет всех вас к гибели.
- Трус, - зашипел Экодас. - Ты побежишь от мерзких ксеносов?
Мардук бросил взгляд на медленно вращавшееся трехмерное изображение расположения боевого флота Хаоса. Особенное внимание он уделил моргающему значку, обозначавшему громадный корабль ксеносов. По крайней мере на данный момент тот не двигался. Линкоры Хаоса уже начали обрушивать на его огромную поверхность торпеды и снаряды, но пока что не получали ни ответа, ни сколько-либо заметного результата.
Мардук снова перевел взгляд на заполнявшее видеоэкран перед ним размытое лицо.
- Все кончено, Экодас, - оскалился он. - Атака на Борос провалилась. Ты потерпел неудачу. Как и твой червь Ашканез.
Мардук высоко поднял голову Первого Послушника, демонстрируя ее Экодасу.
- И куда ты собираешься бежать, Мардук? - спросил Экодас, угрожающе приближая лицо к экрану. - Червоточины бездействуют. Система все еще отрезана. Тебе не спастись.
- Ты сгоришь вместе со всеми участниками вашего заговора, - прошипел Мардук. Темный Апостол 34-го уже ощущал, как Экодас буравит себе дорогу в его разум, сокрушая защиту. - Как только Совет узнает о предательстве, сгорит все Братство.
- И каким же образом, позволь спросить, Совет узнает о его существовании? От тебя? Я так не думаю.
Психическое давление Экодаса усиливалось, и Мардук чувствовал, как в глубинах его сознания шарят темные щупальца, извивающиеся там, словно бритвенно-острые черви.
- Ну хватит, - произнес Мардук, силясь сохранить контроль. - Прощай, Экодас. До встречи в аду.
Мардук оборвал видеосвязь и вцепился в командную трибуну, вынуждая отступить острые когти разума Экодаса. Он тяжело вздохнул, восстанавливая самообладание, и вытер вытекшую из носа каплю крови.
- «Круциус Маледиктус» приближается, - предупредил Сабтек. - Поправка: весь флот перегруппировывается для преследования. Я полагаю, что вы вызвали его недовольство, господин.
- Хорошо, - произнес Мардук. - Продолжаем согласно плану. Всю энергию на задние ускорители. Я не хочу, чтобы они нас перехватили прежде, чем я буду готов.
Кол Бадар стоял как вкопанный, его глаза были затуманены.
- Что такое? - бросил Мардук.
- Если это не сработает, ты обречешь всех нас на проклятие, - сказал Корифей.
- Гадаешь, сделал ли в конечном итоге правильный выбор? - спросил Мардук.
- Уже слишком поздно, - отозвался Кол Бадар.
- Следите за кораблем ксеносов, - распорядился Мардук, отворачиваясь. - Как только он начнет двигаться, сообщите мне.
- И что дальше? - поинтересовался Кол Бадар.
- Мне нужны имена всех тех проклятых братьев-воинов, кто состоит в Братстве. Пришло время расплаты.

- Пустой, - произнес коадъютор Аквилий, отбрасывая в сторону опустевший болт-пистолет и извлекая боевой нож с широким клинком. Он намеревался драться до последнего.
У молодого Белого Консула текла кровь из множества ран, которые не могли затянуть даже благословенные тельца Ларрамана в кровеносной системе. Он знал, что приближалась смерть, но продолжал крепко сжимать знамя ордена.
Возле него осталось в живых лишь двое боевых братьев: брат Север Невий и брат Люций Каст. Оба были из ветеранов Стойкой Стражи 1-й роты, к которым Аквилий испытывал почтение. Троица сражалась спиной к спине, отражая атаки со всех сторон. Число нападавших некронов не поддавалось подсчету, и спустя считанные секунды они должны были полностью одержать верх.
Мрак Храма Глориата рассеяли внезапные вспышки выстрелов, от которых тени расползлись в дальние углы. Брат Каст расплавил воина-некрона с помощью плазменного излучателя, а затем отбросил оружие с опустевшим ядром прочь.
Ветеран 1-й роты плавным движением извлек из ножен на поясе загудевший силовой меч.
- Один процент боезапаса, - произнес Невий. Изукрашенный болтер задергался у него в руках, и, после двух коротких очередей, он бросил священное оружие, сменив его на завертевшийся цепной меч, который он крепко схватил обеими руками.
Трое Белых Консулов стояли, глядя, как вокруг них смыкается круг бессмертных роботизированных конструкций. Ближайшие к трем воинам некроны шагнули вперед и опустили стволы. По всей их длине замерцало зеленоватое свечение, отразившееся от блестящих скелетов ксеносов.
- Это была честь для меня, братья, - проговорил Аквилий, вскинув голову. Через открытые врата храма внутрь ворвался сухой ветер, всколыхнувший крепко сжатое в левой руке знамя.
- Честь для нас, коадъютор, - отозвался брат Север Невий. - Орден гордится тобой.
От похвалы Аквилий вытянулся еще сильнее.
Внезапно все воины-некроны остановились на середине шага. Аквилий напрягся, его взгляд метался по строю врагов перед ним, а пальцы сжались на рукояти ножа. Он ждал, когда некроны обрушат опустошительный обстрел, который молекула за молекулой освежует Белых Консулов.
Но этого не произошло.
Все как один, некроны подняли стволы к небу. Их движения были идентичны.
Они резко развернулись и начали маршировать из храма, стройными рядами уходя наружу.
- Что это? - произнес брат Каст.
Брат-ветеран Невий изумленно покачал головой.
- Император защищает, - выдохнул он.
Осторожно двигаясь и еще не позволяя себе надеяться, трое Белых Консулов, держась на расстоянии, последовали за уходящими воинами-некронами через огромные золотые врата храма.
Выйдя на грандиозную храмовую лестницу, они увидели, как на площади внизу упорядоченные отряды некронов неторопливо стройными линиями заходят в монолиты из черных плит. Один за другим, монолиты исчезали. Аквилий несколько раз моргнул, удостоверяясь, что происходящее ему не померещилось. Но нет — монолиты действительно поочередно пропадали, пока, словно мираж, не растаяли все. На площади остались только трупы. Даже поверженные воины-скелеты исчезли, растворившись без следа.
Город, словно саваном, окутался тишиной.
Трое изможденных Белых Консулов неподвижно стояли и наблюдали, как ксеносы покидают Принципат Сиренус. Только когда громадный корабль в форме полумесяца, угрожающе висевший вверху, начал подниматься, до Аквилия дошло, что он остался в живых. Внезапный приступ эйфории прошел, когда он осознал весь ужас войны. Почти пять полных рот ордена погибло, включая одного из прославленных великих магистров. Ордену потребуются столетия на восстановление сил.
- Во имя крови Жиллимана, - выдохнул Аквилий. - Все кончено?
- Это никогда не кончится, - отозвался брат-ветеран Север Невий.

- Корабль ксеносов двигается, - раздался с мостика голос Сабтека. - Быстро набирает ускорение. Догонит нас через несколько минут.
- Принято, - сказал Мардук.
Темный Апостол был весь покрыт кровью, его грудь тяжело вздымалась и опадала при неровном дыхании. Он провел последние два часа, в сопровождении Кол Бадара и двадцати Помазанников выявляя всех воинов, связанных с Братством. Он уже убил сто восемьдесят своих братьев, и работа клинка кхантанка еще не была завершена.
- Надеюсь, твой план сработает, - произнес Кол Бадар.
Погоня была близка. Двигаясь на полной скорости, «Инфидус Диаболус» едва мог держаться вне досягаемости орудий флота Хаоса.
- Наберись веры, мой Корифей, - ответил Мардук

«Инфидус Диаболус» неуклонно приближался к Поясу Траяна, широкому кольцу астероидов, которое разделяло внешние и внутренние миры системы Боросских Врат. Могучий корабль Хаоса затормозил, лишь оказавшись возле остатков предыдущего сражения с имперцами. Там висели остовы десятков кораблей, настоящее кладбище разрушенных машин. Замедляя свой ход, «Инфидус Диаболус» проскользнул среди обломков, словно гробокопатель, нежеланный гость в царстве тишины.
В вакууме неторопливо вращались громадные куски уничтоженных линкоров и перекрученные обломки. Когда «Инфидус Диаболус» вплыл в середину облака дрейфующего мусора, Мардук отдал приказ отключить все системы: как первичные, так и вторичные. Сверкающие пустотные щиты замерцали и один за другим рассеялись. Выключилось внутреннее освещение, модули рециркуляции воздуха и оружейные системы. В недрах рабских загонов тысячи людей задохнулись, оторвавшись от пола, когда перестали работать инерционные ингибиторы антигравитации, а вместе с ними и подача кислорода.
В течение считанных минут после того, как заглушили пульсирующее сердце варп-ускорителя корабля, смолкло постоянное гудение двигателей. Остался только звук тревожно сжимавшегося и расширявшегося корпуса. По безмолвным коридорам корабля разносились глухие отголоски столкновений «Инфидус Диаболус» с обломками.
- Без щитов нас уничтожит контакт с чем-либо сопоставимого с нами размера, - прорычал Кол Бадар. Несмотря на темноту, Мардук отчетливо видел фигуру Корифея.
- Тише, - произнес Мардук.
И они стали ждать во мраке.

- Они пытаются укрыться от наших сканеров, - произнес с мостика «Анархуса» Темный Апостол Анкх-Илот.
- Это даст им несколько минут, не более, - отозвался со своего флагмана «Диес Мортис» Белагоса.
- Провести бомбардировку, - передал Экодас.

В поле космического мусора начались взрывы. Оружие флота Хаоса пришло в действие, ведя огонь в самую середину.
«Инфидус Диаболус» содрогнулся, когда от разрыва неподалеку его корпус испещрили осколки.
Мардук и его капитаны стояли на одной из штурмовых палуб корабля, где в терпеливом ожидании приказа к запуску стояла дюжина десантных капсул «Клешня ужаса».
- Мы долго не продержимся под таким обстрелом, - сказал Кол Бадар.
- Они на месте, господин, - произнес Сабтек.
- Дай мне устройство, - велел Мардук.
Кол Бадар извлек Регулятор Связей и передал его Мардуку. Сейчас он выглядел столь незначительным, обычная серебристая сфера. А ведь для того, чтобы найти устройство и проникнуть в его тайны, пришлось пройти через столь многое...
Мардука удивляло, что даже в спокойном состоянии устройство продолжало сдерживать варп, препятствуя переходам. Он истово молился, чтобы задуманное им сработало, хотя на самом деле понятия не имел, получится ли. Впрочем, через несколько минут разницы уже бы не осталось.
- Ты уверен в этом? - спросил Кол Бадар.
- Это единственный вариант, - ответил Мардук с горечью в голосе. - Мы должны донести до Эреба весть о предательстве Кор Фаэрона. Он должен узнать, насколько глубоко пустило корни Братство. Все остальное не имеет значения. Даже это, - произнес он, поднимая Регулятор Связей повыше.
- Скольких братьев мы потеряли ради этого устройства? - спросил Кол Бадар. Он фыркнул и покачал головой. - И все кончится вот так?
- Выбора нет, - сказал Мардук. - Проклятье!
Он взглянул на бешено вибрирующее в его руке устройство. В процессе поисков Регулятора и ключа к его секретам он сражался со всеми возможными врагами, горели целые миры и гибли тысячи верных братьев-воинов. Он прошел через столь многое, чтобы получить устройство. Пророчество говорило так много о скрытой в его загадочной форме мощи. И ради чего?
Что за мысли? Как он мог вообще обдумывать, покончить ли со всем этим?
Устройство начало дрожать в руке, сперва почти незаметно, но затем все сильнее.
- Ксеносы приближаются, - прошипел Мардук. - Они его зовут.
- Если мы собираемся это сделать, то делать надо сейчас, - сказал Кол Бадар.
«Инфидус Диаболус» вздрогнул от очередного взрыва.
- Мы долго не выдержим, - заметил Кол Бадар, и Мардук решился.
- Давай, - произнес он.
В руках у Сабтека была забранная Мардуком у магоса Дариока Гренд`Аля вихревая граната, мощнейшее переносимое оружие, когда-либо созданное Империумом. Он молился, чтобы все получилось. Сабтек подготовил устройство, точными и аккуратными движениями введя активационный код и установив таймер. На нем заморгал красный маячок.
- Приведено в боевую готовность, - сказал Сабтек.
Мардук прошептал молитву богам и бросил Регулятор Связей в открытый круглый люк одной из «Клешней ужаса».
Сабтек забросил следом вихревую гранату, и Кол Бадар ударил кулаком по нажимному переключателю запуска.
Люк «Клешни ужаса» закрылся с металлическим визгом.
- А теперь нам остается только молиться, - выдохнул Мардук.
Спустя полсекунды десантная капсула стартовала, на большой скорости рванувшись по пусковой трубе. Закручиваясь, словно пуля, капсула с воем пронеслась пятьдесят метров по трубе, а затем с ревом двигателей вылетела наружу в космос.
Мардук затаил дыхание, глядя, как «Клешня ужаса» удаляется от «Инфидус Диаболус».
Через три секунды сработала вихревая граната.
Она создала миниатюрную черную дыру в трех сотнях метров от правой скулы, и там возникла сфера абсолютного мрака, которая поглощала весь свет. Задев мешанину космического мусора размером с половину «Инфидус Диаболус», сфера мгновенно поглотила ее. Мардук содрогнулся при мысли о том, что было бы, сработай устройство преждевременно.
«Клешня ужаса» была поглощена сразу же, она сжалась до размеров атома и исчезла из реальности.
Вместе с ней был уничтожен Регулятор Связей, и с его гибелью пропало воздействие на Боросские Врата.

- Множественные сигналы! - завопил Анкх-Илот. - Происходит массовый переход!
- О боги! - выругался Белагоса. - Врата открыты!
- Нет! - взревел Экодас, когда на его сканерах вспыхнули десятки мигающих значков. Выглянув через изогнутое окно перед собой, он увидел, как по правой скуле материализуется первый имперский корабль, боевая баржа Астартес. Она вырвалась из разрыва в реальности с почерневшим корпусом, на носу был изображен обнаженный меч. Корабль омывало свечение варпа. Он повернулся к «Круциус Маледиктус», заряжая орудия.
- Нужно пробиваться! Нам тут не победить! - закричал Анкх-Илот.
- Нет, - зашипел Экодас. - Я не побегу от врага, словно трус. Взять их на прицел! Уничтожить!
Он увидел, что, вопреки приказу, «Анархус» начал разворачиваться, отчаянно пытаясь вырваться из надвигающейся огненной бури. Экодас знал, что он не успеет. Они все уже были покойниками.
- Нова-орудие готово к стрельбе, - протянул сервитор, встроенный в боевые системы управления мостика.
- Цель — боевая баржа, - бешено жестикулируя, выкрикнул Экодас. Мучительно преодолевая сопротивление, «Круциус Маледиктус» начал разворачиваться, и в это же время на его щиты обрушились первые выстрелы.
Переход совершали уже десятки вражеских кораблей, которые возникали вокруг «Круциус Маледиктус» и окруженного флота. Экодас увидел, как прямо перед его громоздким флагманом возникает громадный звездолет: крепость «Темная звезда».
- Новая цель! - взревел он.
Нити целеуказателя на видеоэкранах заморгали, фиксируясь на крупной боевой станции.
- Огонь! - приказал Экодас.
«Круциус Маледиктус» содрогнулся, когда его мощное нова-орудие выстрелило. «Темная звезда» мгновенно исчезла во взрыве. А затем возникла вновь, неповрежденная, хоть и лишившаяся половины щитов. Экодас видел, как «Анархус» полыхнул клубящейся короной под совокупным огнем двух новоприбывших боевых барж Астартес и четырех имперских линкоров. Сражение должно было закончиться через считанные секунды.
- Подготовить орудие к следующему выстрелу! - выкрикнул Экодас. Он не видел, что серебристый ударный крейсер возник сбоку, повернул и начал приближаться к его кораблю.
Он узнал об атаке Серых Рыцарей лишь когда на мостике возникли двадцать облаченных в терминаторские доспехи боевых братьев из Военной палаты, которые в мгновение ока телепортировались через пустое пространство, разделявшее их корабль и громадный флагман Хаоса.
Закованные в старинную броню и сжимавшие перчатками силовое оружие типа «Немезида» терминаторы Ордо Маллеус уничтожили всех на командной палубе, произведя опустошительный залп.
Из-под шквала огня поднялся один лишь Экодас.
- Будь ты проклят, Мардук, - оскалился он и шагнул навстречу Серым Рыцарям. Однако не прошел и двух метров, как его сразили.

Мардук громко хохотал, наблюдая уничтожение своих братьев. Зрелище внушало благоговение.
- Что с ксеносами? - спросил Кол Бадар, когда на контрольном возвышении мостика начали, моргая, снова загораться огни.
- Исчезли, - произнес Сабтек, изучая видеоэкраны. - Пропали сразу же, как только был уничтожен Регулятор.
- Запустить варп-двигатель, - распорядился Мардук, не отводя глаз от великолепной панорамы творившегося за изогнутой обзорной палубой разрушения. - Задать координаты Сикаруса. Мы возвращаемся домой.

Эпилог

Мардук шел бок о бок с Первым капелланом Эребом по высоким сводчатым коридорам Базилики Пыток. Звук их шагов глухо отдавался в пространстве под высокими арками. Над ними нависали громадные колонны, похожие на хребты. В тени крались закутанные в рясы адепты, которые падали ниц при приближении двух святых.
- Утрата устройства прискорбна, - говорил Эреб. - Однако оно сослужило свою службу. Враги XVII Легиона были выявлены.
- Совет объявит войну Кор Фаэрону? - спросил Мардук, понизив голос. В своем старинном терминаторском доспехе он нависал над меньшей по размерам фигурой Эреба.
Голова Первого капеллана была гладко выбрита и умащена маслом. Каждый дюйм открытой взгляду кожи покрывала замысловатая клинопись.
- Братство сгорит в огне вместе со всеми, кто оказал ему помощь, будь уверен, - произнес Эреб. - Но моего брата это не коснется. Он уже отстранился от Братства и оборвал все нити, связывавшие их. Он отдал их на корм волкам, так что против него не будет предпринято никаких действий. А если я еще хоть раз услышу, что ты называешь Хранителя Веры по имени, Мардук, то позабочусь о том, чтобы с тебя заживо содрали кожу.
Первый капеллан не повышал голоса и говорил спокойным и обыденным тоном, но Мардук побледнел.
- Я не понимаю, господин, - сказал он. Эреб улыбнулся.
- Мы с Хранителем Веры знакомы очень давно, - произнес он. Каждый Несущий Слово знал, что Эреб и Кор Фаэрон были первыми и ближайшими соратниками их повелителя-примарха Лоргара. - Наши отношения всегда были таковы. Маленькие стычки ничего не значат.
Сбитый с толку, Мардук шел молча. Несколько долгих минут двое двигались по базилике. Впереди становились все ближе огромные, вырезанные из кости, двери зала Совета.
- Как бы то ни было, меня огорчает смерть колдуна из Черного Легиона, - наконец заговорил Эреб, и у Мардука похолодела кровь. - Она будет иметь последствия. Впрочем, это неважно. Что сделано, то сделано.
- Черный Легион потребует компенсации?
Бросив взгляд вбок, он увидел, что Эреб улыбается. Тот выглядел насмешливым и коварным, и тревога Мардука стала вдвое сильнее.
- Потребует ли Абаддон от нас компенсации? Нет, - сказал Эреб. - Но он будет недоволен. Это усилит его подозрения. Нам придется быть более... осмотрительными в грядущие времена.
Мардук ощущал себя ребенком, не понимающим половины из слов Эреба.
- Есть те, кто считает, что Абаддон недостоин более носить титул Магистра Войны, - проговорил Эреб. - Кое-кто думает, что близится время... освободить его от должности.
Глаза Мардука расширились от изумления.
- Со смертью Экодаса в Совете появилось свободное место, - произнес Эреб, и Мардук удивленно воззрился на него. Лицо Эреба ничего не выражало. Глаза были мертвыми и холодными, словно принадлежали трупу. - Я хочу, чтобы это место занял кто-то, кому я могу доверять.
Сердце Мардука бешено заколотилось в груди.
- Я ведь могу тебе доверять, не правда ли, Мардук? - спросил Эреб, резко остановившись и поворачиваясь к Темному Апостолу. В его вкрадчивом голосе слышались обещание и угроза.
- Безусловно, мой господин, - сказал Мардук, опускаясь на одно колено. - Моя жизнь принадлежит вам.
- Хорошо, - произнес Эреб, возлагая руку на темя Мардука в обычном жесте напутственного благословения. - Предстоит много работы.

Конец
Форум » Хаос и все что с ним связано » Общая информация » Темное кредо (Книга о несущих слово)
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Рекламный блок

Здесь может быть реклама ВАШЕГО товара (ресурса)

Подробнее...

Рекламный блок

Здесь может быть реклама ВАШЕГО товара (ресурса)

Подробнее...

Рекламный блок

Здесь может быть реклама ВАШЕГО товара (ресурса)

Подробнее...