[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Grog 
Форум » Литература » Книги » Железные Войны
Железные Войны
Phthoros Дата: Четверг, 04.08.2011, 22:56 | Сообщение # 1
Сообщений: 77
Замечания:0%
Уважение [ 0 ]
Где то гуляет...
Надо не надо,не знаю,мне понравилось,кто не читал - наслаждайтесь...

Добавлено (04.08.2011, 22:39)
---------------------------------------------
"Железный Шторм"

Пролог

Электросвечи в помещении астропатов тускло светились, но выжженные глазницы находившихся в комнате людей позволяли им не замечать внешних неудобств. Аромат священных благовоний наполнял воздух, а единственными звуками были тихий гул машин и скрип стилусов в руках множества сервиторов-писцов.
Сервиторы, расположенные напротив друг друга в два ряда, склонились над сучковатыми аналоями, их испачканные чернилами, покрытые мозолями пальцы скользили по пергаменту, фиксируя информацию, поступающую в остатки мозга. Позади каждого из них стояла блестящая медная капсула, похожая на металлический гроб. Золотые провода тянулись от покрытой инеем поверхности каждой из капсул, с боков же свисали ребристые кабели, паутиной протянувшиеся по краям комнаты.
Сгорбленная фигура, закутанная в красные с золотым шитьем одеяния Адептус Механикус, медленно двигалась по вымощенному камнем нефу вглубь комнаты, время от времени останавливаясь, чтобы просмотреть аккуратные записи каждого сервитора. Лицо адепта было погружено в тень, и под капюшоном из плотной ткани угадывалось лишь мерцание бронзы. Он остановился у самого дальнего сервитора и вгляделся в лишенное выражения лицо хирургически созданного раба, рука-перо которого заполняла страницу потоком четких, угловатых знаков.
Он обошел сервитора и встал у золотого похожего на гроб прибора у того за спиной. Скрученный пучок тонких проводов спускался с вершины гроба к ряду входящих разъемов, просверленных в затылке сервитора.
Адепт провел затянутой в черную перчатку рукой по блестящей поверхности золотого гроба и вгляделся в то, что находилось за мутной стеклянной панелью. Внутри лежала молодая женщина-астропат, ее истощенное тело было подключено к прозрачным шлангам, снабжавшим ее питательными веществами и химическими стимуляторами и выводившим отходы жизнедеятельности. Как и сервиторы-писцы, она была лишена глаз, а ее губы беззвучно шевелились. Полученное ею с другого конца галактики телепатическое послание через психически изолированные кабели передавалось записывающему сервитору, чтобы его механически пальцы придали сообщению материальную форму, записывая его на освященном пергаменте.
Адепт извлек из глубин своего одеяния фиал с янтарной жидкостью, протиснулся мимо устройства, державшего девушку в плену, и встал на колени рядом с переплетением пульсирующих кабелей, выходящих из его задней панели. Он перебрал несколько трубок, пока не нашел нужную, затем отсоединил шланг питания от капсулы и вскрыл фиал, постаравшись, чтобы ни капли жидкости, содержащейся внутри, не попало на него.
Подняв конец отсоединенной трубки, Механикус позволил части наполнявшей ее густого вещества, вытечь на пол, после чего аккуратно влил содержимое фиала в шланг и, подождав, пока субстанция впитается в бесцветное желе внутри, присоединил трубку обратно к капсуле. Довольный сделанным, он поднялся и вернулся в неф, в то время как янтарная жидкость начала свой путь по комнате, перемещаясь по питающимтрубкам от одной капсулы астропата к другой.
Адепт быстрым шагом направился к выходу но, уже открыв дверь, остановился и прислушался. Один за другим стилусы писцов останавливались, и лицо под капюшоном улыбнулось наступающей тишине.

Плацдарм.

Глава 1.

«Пусть Император отправит душу майора Тедески в варп», с горечью подумал тепла в тесном помещении следящей станции. Он испытывал немалое удовольствие, предсталяя, как выпускает лазерный заряд прямо в затылок командиру своего батальона, пока тот бродит по засыпанным пеплом эспланадам Тор Кристо.
Один проступок! Всего один мелкий проступок, и майор, выгнав их с теплого насиженного местечка в Тор Кристо, где не беспокоили придирчивые офицеры, перевел его в эту дыру.
Хоук без всякого интереса взглянул на сенсорный экран, со скукой отметив, что снаружи, вот чудеса, ничего не происходило.
Как будто кому-то в здравом уме могло прийти в голову попытаться атаковать Гидру Кордатус. Все, что здесь есть, это единственная осыпающаяся цитадель, торчащая на проклятой пыльной скале, безрадостная, как сердце убийцы, и не представлявшая ценности для кого бы то ни было – и в первую очередь для гвардейца Хоука.
Люди не приезжали на Гидру Кордатус добровольно: их закидывала сюда жестокая судьба.
Он сидел в холодном тесном помещении одной из шестнадцати горных станций слежения, расположенных вокруг Иерихонских Водопадов, космического порта, служившего единственной связью этого захолустья с вешним миром. Приборы на станциях постоянно прочесывали местность в поисках гипотетических врагов, хотя вряд ли они когда-нибудь появятся, даже прознай они о цитадели.
Как было известно каждому, назначение на такую станцию было сущим кошмаром и все это знали. Отопление едва работало, оглушительный вой пронизывающего ветра, мечущегося между высокими вершинами, сводил с ума, заняться было решительно нечем, и одна только скука могла ввергнуть в отчаяние даже самого волевого человека. Единственной обязанностью наблюдателя было следить за приборами и отмечать случайный зубец на монотонных показаниях дисплея.
Хоук еще раз помянул нехорошим словом свое невезение и вернулся к оригинальным и изобретательным фантазиям насчет того, как наилучшим образом снести голову Тедески.
Само-собой, что на дежурство они явились с изрядного похмелья. Ну, на самом деле они были, скорее всего, все время пьяны, но чем еще прикажете заняться на этой забытой Императором скале? Что-то им в последнее время не поручали никаких важных сверхсекретных миссий. Им просто выпало раннее дежурство перед сменой караула. Во имя Трона, они и раньше являлись на дежурство в подпитии, и никаких проблем не было!
Им просто не повезло, что в то утро Тедески объявил учебную тревогу и их застукали спящимисном младенца на стенах Кристо. Да уж, невезение, но хорошо еще, что их не поймал кастелян Вобан.
Они получили взбучку от майора Тедески и в результате оказались здесь, в этой затерянной в горах бочке из рокрита, чтобы высматривать врагов, которые никогда не появятся.
Сейчас внутри он был один. А два его собрата по несчастью были снаружи, среди засыпанных пылью скал, в нескольких сотнях метров от станции. Разочаровавшись в обогревателе, Хоук встал, потопал ногами и похлопал себя руками, безнадежно пытаясь согреться, затем подошел к рокритовой стене небольшого бункера. Он выглянул в одну из смотровых амбразур – смехотворное название - частично перекрытую похожей на обрубок рукоятью штурмовой пушки, и попытался определить, где находятся эти жертвы гнева Тедески.
Спустя несколько минут он с отвращением бросил это занятие. Все равно ни черта не видно в этих пылевых вихрях. Им очень повезет, если они хоть что-нибудь найдут в этом сером супе. Все началось с одного крошечного зубца на дисплее, после чего им пришлось тянуть соломинку, чтобы выяснить, кто будут те двое везунчиков, которым предстоит выйти наружу на разведку.
С помощью Императора Хоуку удалось смухлевать, и он остался сидеть в скудном тепле бункера. Двое других отсутствовали уже около получаса, и он подумал, что пора бы проверить, как там у них дела. Хоук покрутил настройки на вокс-панели.
- Хитч, Чаредо? Нашли что-нибудь?
Он передвинул переключатель в положение «прием» и стал ждать ответа.
Белый шум статики вырвался из потрепанных динамиков вокса и наполнил станцию призрачным, бессмысленным звуком. Пристально глядя сквозь амбразуру и поглаживая предохранитель штурмовой пушки, Хоук опять передвинул переключатель.
- Эй, вы, двое! Если все в порядке, то ответьте. Прием!
Опять послышался шум статики, и Хоук торопливо снял пушку с предохранителя. Он уже был готов вновь повторить свой вызов, когда вокс с хрипом ожил, заставив гвардейца рассмеяться с облегчением.
- Издеваешься, Хоук? Здесь ни хрена нет, кроме нас! – сказал голос, который, несмотря на завывание ветра, можно было опознать как принадлежащий гвардейцу Хитчу. Помехи усилились и Хоук подкрутил настройки, довольный тем, что услышал, наконец, знакомый голос.
- Да, я так и понял, - ответил он и рассмеялся. – Спорю, погано там, снаружи!
- Чтоб тебя разорвало, старик!- ругнулся Хитч. – Мы тут задницы отморозили, так что кончай ёрничать.
Хоук хихикнул, услышав, как Хитч продолжает ругаться.
- Здесь ничего нет. Должно быть, ошибка оборудования или что-то вроде. Мы прямо на том самом месте, и вокруг на многие километры нет ничего живого.
- Ты уверен, что место точно то самое? – поинтересовался Хоук.
- Конечно, я, черт тебя побери, уверен! – крикнул Хитч. – К твоему сведению, я умею читать карту. Не все же такие тупицы, как ты.
- Не сильно на это рассчитывай, малыш Хитчи, - сказал Хоук, наслаждаясь негодованием своего товарища.
- Здесь ничего нет, - повторил, ругнувшись, Хитч. – Мы возвращаемся.
- Ладно, увидимся.
- Приготовь нам рекаф, хорошо? И позаботься, что бы он был горячее, чем ад.
- Непременно, - заверил Хоук, выключая вокс.
Он уже допил остатки рекафа и теперь приложился к серебряной фляжке с амасеком, которую носил на поясе. Он посмаковал напиток, чувствуя, как алкоголь – единственный источник гарантированного тепла в этой дыре – распространяется по телу, а затем спрятал флажку в карман, не желая делиться с Хитчем и Чаредо, которые могли вернуться в любую минуту.
Вокруг следящей станции продолжал реветь шторм, и Хоук опять принялся расхаживать в попытке согреться, чувствуя, как с каждым шагом его паршивое настроение становится еще хуже. Он только что завершил очередной сеанс связи с командным постом в космопорте, и самодовольный лакей-связист сообщил, что сменщики на час задержатся. Пепельная буря опять вывела из строя двигатели орнитоптера, а потому им придется сидеть здесь еще Император знает сколько.
Ну просто одно за другим!
Пора бы уж ему и привыкнуть. Из своих двадцати пяти лет, десять он провел в Имперской Гвардии Когда его выбрали из горстки лучших солдат СПО на Джуране III для службы в 383-ем Драгунском Джурана, Хоук с нетерпением представлял себе все те новые миры и неведомых созданий, которых ему предстояло увидеть. Впереди была жизнь, полная приключений.
Но нет, он застрял на этой проклятой скалистой планете, где и провел большую часть последующих десяти лет, заработав только выговоры и порицания в свой послужной список. Здесь была только цитадель, а внутри нее, насколько ему было известно, ничего, за что стоило бы драться. Он не имел ни малейшего представления о причинах, оправдывающих пребывание в цитадели двадцати тысяч солдат Императора, половины легиона боевых титанов и бесчисленных артиллерийских батарей.
Привыкнув к скучной жизни в СПО, Хоук словно проснулся от спячки, вступив в гвардейский полк. Постоянная муштра, учения по боевой подготовке и тактике, все это вбивали в него так, словно завтра должен был настать конец света. И все ради чего?
За десять лет ему так и не удалось пострелять в настоящем бою.
По правде говоря, Хоуку было скучно. Он всегда был задирой, всегда искал себе неприятностей, чтобы показать, на что способен. Он взял свою винтовку и вскинул ее на плечо, представив, что в прицеле появился неведомый инопланетный захватчик.
- Ба-бах, ты труп, - прошептал он, быстро развернувшись и выпуская еще несколько выстрелов по воображаемым врагам.
Вот настоящее везение. Хоук усмехнулся про себя и опустил винтовку, выиграв битву.
Да уж, подумалось ему.

Охотник, собиравшийся убить гвардейцев Хитча и Чаредо, в течение последнего часа скрытно продвигался к следящей станции, а благодаря усиленному зрению ночь для него была также светла, как день.
Его звали Хонсю, и за истекший час он прополз, сантиметр за сантиметром, двести метров до станции, прислушиваясь к авточувствам своего шлема, которые предупреждали его о сканирующей системе слежения в бронированном бункере. Каждый раз, когда раздавался хриплый сигнал в наушнике, он замирал, выжидая, пока духи древних машин прочесывали местность в поисках неприятеля.
Он не мог видеть остальных членов своей группы, но знал, что они также медленно приближаются к станции. Две из их целей покинули бункер. Вышли на поиски? Был ли это обычный патрульный обход, или кто-то в бункере заметил подозрительные показания какого-нибудь датчика? На минуту он задумался, успел ли оставшийся внутри солдат сообщить о происшествии.
Скорее всего- нет, решил он, наблюдая, как два идиота вслепую пробираются сквозь пыльную бурю. Они прошли меньше, чем в метре от его укрытия, направляясь к предполагаемому месту источника сигнала и топоча так, что спугнули бы целое стадо гроксов.
Хорошо бы, если бы и третий солдат на станции оказался таким же жалким, как и эти двое. Хонсю ждал, наблюдая, как парочка потратила не менее получаса на бесцельное блуждание вокруг, прежде чем прийти к выводу, что охота не удалась и пора возвращаться назад.
Спотыкаясь, они убрели прочь, и Хонсю опять поразился тому, как Империум выстоял последние десять тысяч лет, если его защищали такие солдаты. Если бы все войска Лже-Императора были такими же.
Неторопясь, он последовал за ними, двигаясь ползком быстрее, чем солдаты шагали, пока практически не поравнялся с ними. Теперь он был менее чем в семи метрах единственной двери с торца бункера.
Увидев ощетинившуюся короткими стволами штурмовую пушку, он вздрогнул и глубоко вздохнул.
Терпение. Нужно выждать, пока гвардейцы введут код и отопрут дверь.
По-прежнему распластавшись, он вытащил болт-пистолет из кобуры, пристегнул обойму и снял его с предохранителя. Рев бури поглотил все звуки. Он взвел курок и стал ждать.
Обе его цели вошли на защищенную площадку перед дверью, и тот из гвардейцев, что был повыше, начал набирать код входа на замке. Хонсю прицелился в ближайшего к нему солдата, наведя перекрестье прицела точно на незащищенное место между шлемом и пуленепробиваемым жилетом. Медленно выдохнул и, успокаиваясь, приготовился к выстрелу.
Окружающий мир для него перестал существовать. Не было ничего, кроме выстрела.
Код был практически введен. Палец Хонсю крепче сжал рукоять. Его зрение сузилось до туннеля, по которому должен был проследовать заряд пистолета.

Лицо Хоука недовольно скривилось, когда дверь бункера рывком начала открываться, выпуская наружу то немногое тепло, что еще оставалось на станции. И почему строители не предусмотрели двойную дверь? Не только ради безопасности, но и чтобы поддерживать внутри приемлемую температуру.
Он мельком взглянул на экран внешнего обзора и, пока дверь медленно отодвигалась в сторону, перепроверил картинку, теперь уже внимательнее, пользуясь тем, что ветер стих и поднятая в воздух пыль осела. Позади Чаредо виднелась огромная фигура в доспехах и с поднятым пистолетом.
Не задумываясь, Хоук прыгнул к рычагу экстренного запирания двери и дернул его вниз.
Рев ветра заглушил первый выстрел.
Но Хоук услышал второй, равно как и последовавшие за ним два глухих удара. Он выругался, увидев, как Хитч и Чаредо падают на землю, а их лица превращаются в кровавое месиво.
Он схватился за рукоятки пушки и с яростью нажал на курок, не заботясь о том, чтобы прицелиться и просто поливая огнем все, что было снаружи. Пушка оглушительно взревела, грохот падающих гильз заметался в тесном пространстве между серых стен.
Сверхзвуковые пули подняли настоящий смерч, взрывая фонтаны земли, и все пространство, оказавшееся под прицелом, превратилось в смертельную ловушку, где любой, оказавшийся в секторе перекрытия, был бы моментально разорван в клочья. Хоук орал, не переставая стрелять. Он не знал, удалось ли ему попасть в кого-нибудь; собственно, ему было на это наплевать.
- Не на того напал! – кричал он, чувствуя, как пыль летит в глаза и забивает рот. Он в раздражении сплюнул. Пыль?...
Он быстро посмотрел на дверь. О нет…
Тело Хитча лежало в проеме, не позволяя двери полностью закрыться.
Хоук замер в нерешительности. Пушка или дверь?
- Будь ты проклят, Хитч! – выкрикнул он и спрыгнул с орудийной площадки. Схватившись за обезглавленное тело Хитча, потянул, затаскивая своего бывшего соратника вовнутрь, прочь из дверного проема.
В клубах пыли обрисовались контуры угрожающей фигуры. Хоук повалился на спину, когда пуля пробила ему плечо.
Хоук заорал и подхватил брошенную Хитчем винтовку, целясь в гигантского призрака, загородившего собой вход. Гвардеец выстрелил и рассмеялся, увидев, что заряд попал в грудь монстра. Массивный силуэт покачнулся, но устоял. Хоук разрядил всю батарею оружия, посылая выстрел за выстрелом в пространство дверного проема. Снова расхохотался, когда ему удалось, наконец, втянуть тело Хитча вовнутрь и до упора вдавить вниз рычаг закрывания двери.
- Ха! Теперь попробуйте пролезть, сволочи! – он триумфально проорал в адрес закрывающейся двери.
Но прежде, чем вход был полностью запечатан, что-то лязгнуло на полу, и Хоук подавился смехом, увидев, как две брошенные гранаты элегантно вращаются прямо у его ног.
- О нет…- прошептал он.
Он инстинктивно отбросил их пинком, и гранаты покатились, подпрыгивая по наклонному полу, в глубокую и узкую траншею, врезанную в пол бункера как раз на такой случай. Одна граната скрылась в зумпфе, но вторая отскочила от края и покатилась обратно.
Бросив все, Хоук нырнул в укрытие под панелью вокса.
Граната взорвалась.
Пламя и осколки, ослепляющая вспышка и звон в ушах. Кровь, грохот, и бункер, ставший пылающим адом.
Гвардеец Хоук закричал, когда пламя и разлетающиеся осколки добрались до его тела. Силой взрыва его подняло в воздух и швырнуло на стену рядом с постом прослушивания. В глазах засверкали сполохи, подобные палящему солнцу, и боль поглотила все его существо. Ему хватило времени всего на один вскрик, прежде чем ударная волна выжала остатки воздуха из его легких, а затем его голова ударилась о стену и боль ушла.

Когда осела пыль, Хонсю переступил через разбитый порог станции и осмотрел разоренные остатки бункера. На его груди, где выстрел гвардейца пробил доспех, виднелась свернувшаяся кровь, но эта была наименьшая из причин для беспокойства. Имперский прихвостень умудрился превратить тщательно спланированное нападение в кровавую бойню.
Двое из его отряда погибли, разнесенные на куски первым залпом штурмовой пушки, которую, тем не менее, удалось угомонить парой гранат. Осколочные гранаты не отличались особой мощностью, но в замкнутом пространстве бункера их взрыв означал полное разрушение.
Он пнул почерневший, еще дымящийся труп гвардейца, срывая на мертвом враге свою злость, затем пригнулся, прошел через изрыгающий черный дым дверной проем и наконец выпрямился в полный рост. Доставая головой почти до крыши бункера, Хонсю казался настоящим гигантом. Он носил силовые доспехи цвета вороненого железа, чья поверхность покрылась вмятинами и царапинами за три месяца, проведенные в суровом мире Гидры Кордатус. Он стер пыль, толстым слоем покрывавшую визор шлема, и включил установленный на плече прожектор. Мощный луч прорисовал полосу холодного света на его доспехах, погрузив в тень рельефный нагрудник и символ Железных Воинов на правом наплечнике.
Пройдя по хрустящему под ногами песку, он направил свой взор вниз по горному склону, туда, где располагался космопорт. Его очертания едва угадывались в пылевых вихрях, но Хонсю знал, что буря уже выдыхается. Им придется поспешить.
Он потерял двоих, но по сравнению с достигнутым результатом это мало что значило. Выведя из строя две следящие станции, они создали слепой коридор, ведущий прямо к космопорту, и в его распоряжении оставалось достаточно воинов, чтобы успешно завершить миссию.
Он вызвал остатки своего отряда по воксу.
- Мы здесь закончили. Все группы ко мне. Выдвигаемся.

Добавлено (04.08.2011, 22:41)
---------------------------------------------
Глава Вторая.
Космопорт у Иерихонских Водопадов, сияющий маяк в непроглядной мгле пылевой бури, примостился у подножия гор. Пылевые бури были в порядке вещей на Гидре Кордатус, просто очередная неприятная особенность планеты, которую нужно перетерпеть. Космопорт представлял собой типичный имперский комплекс построек и мог похвастаться тремя дюжинами зданий: от бронированных ангаров для Мародеров и Молний,и станций заправки и техобслуживания, до казарм и ремонтных сараев. Взлётные полосы, окруженные по периметру трёхметровой стеной, покрывали 80 процентов территории, и были готовы принять или запустить в воздух целую эскадрилью самолётов за какие-нибудь пять минут.
Космопорт также мог обслуживать даже огромные транспортные шаттлы для перевозки боевых Титанов, хотя, вот уже много лет никакой корабль, крупнее Громового Ястреба, не появлялся в его ангарах.
Командный пункт космодрома находился в месте, называемом солдатами «Надежда» из-за самой распространенной молитвы среди гвардейцев, что базировались на Гидре Кордатус и «надеялись» избежать службы на Иерихонских Водопадах. «Надежда»-массивная бронированная башня с приплюснутой крышей, расположенная на северной границе взлетных полос, была окружена стеной из рокрита, усиленного адамантием, специально привезенном с верфей Калта. Воющие ветры носились по всей территории, разнося жёсткую пыль, что забивалась во все складки униформы, лезла в рот и под очки, ослепляя и заставляя кашлять.
Единственный вход в «Надежду», он же выход, был через адамантиевую дверь, которую запирали четыре гигантских поршня. Здесь, в казармах и бронированном ангаре, были расквартированы пять рот джуранских драгун. Зелёные и красные огоньки мигали на многочисленных посадочных площадках и полосах, мощные электрические дуги боролись с вихрями пыли, освещая внешний периметр базы, а патрульные машины, специально оснащённые для функционирования в условиях пылевых бурь, кружили вокруг базы и их фары с трудом пробивались сквозь мглу.
Внутри «Надежды» царила атмосфера подавленности. Так бывает рано на рассвете, впрочем, как и всегда. За час до смены, персонал начинает нервничать и терять терпение. Мягкое тиканье вычислительных механизмов и приглушённые разговоры внутри патрульных машин и среди солдат - вот и все звуки.
Третий оператор, Ковал Перонус, потёр свои усталые глаза и отхлебнул немного кофеина. Напиток был холодным, но подействовал всё равно. Оператор снова потянулся к вокс-панели.
- Наблюдательный пост Сигма IV, ответьте, - произнёс он. Ответом ему был шум статики. Он сверился с часами. Прошло уже два часа с того момента, как Хаук вышел на связь. Он опаздывает. Уже в который раз.
- Наблюдательный пост Сигма IV, ответь, Хоук. Я знаю, что ты там, так что возьми чертов вокс!»
Раздражённый Ковал бросил трубку вокса и снова глотнул кофеина. Да чтобы он ещё доверил этому чёртову Хоуку даже гаечный ключ! Надо попробовать ещё раз, и если опять не ответит, то придётся сообщить начальству и тогда, Хоук, держись!
Он вызвал опять. Ничего.
-Ну, ладно, Хоук. Тебе же по заднице надают, если ты опять заснул на посту,- пробормотал он и включил соединение с адептом.
- Да, Третий Оператор?,- отозвался адепт Цисерин (Adept Cycerin).
- Простите, что отвлекаю вас, адепт, но у нас, возможно, возникла проблема. Один из сторожевых постов не доложил вовремя и я не могу сними связаться.
- Хорошо. Сейчас буду».
- Да, адепт», - ответил Ковал, откидываясь назад в ожидании своего начальника.
В этот раз Хоук доигрался. Ему уже делали выговор с занесением, в результате которого он теперь торчит в горах. И если это его очередная выходка, то его карьера Гвардейца окончена.
Адепт Цисерин, пахнущий фимиамом и маслами, появился за его спиной и наклонился над панелью. Вокс-усилитель в глотке адепта издавал раздражённые помехи.
- Кто базируется на Сигма IV?, - спросил он.
- Хоук, Чаредо и Хитч»
Вокс-усилитель адепта издал треск, который Ковал принял за проявление расстройства; очевидно, дурная репутация Хоука стала известна даже жрецам Бога Машины.
- Три раза пытался, адепт. Но даже сигнала ожидания не добился.
- Ну, хорошо. Продолжайте попытки. Если через десять минут результата всё ещё не будет, пошлите патруль орнитоптеров на разведку. Держите меня в курсе.
- Да, адепт.
На этот раз Хоуку конец.

ХОНСЮ видел тусклое мерцание космопорта впереди. Прыгающий свет фар автомобиля парой шарящих лучей пробирался сквозь мглу в их направлении. Он припал на колено и поднял кулак. За ним, тридцать бронированных фигур с болтерами наготове, сделали то же самое. Вряд ли лучи автомобиля могли пробиться сквозь плотный пыльный воздух на таком расстоянии, но рисковать смысла не было.
Свет удалялся, и Хонсю немного расслабился. Имперские войска стали беспечны из-за постоянной рутины. За последние несколько месяцев он изучил маршруты патрульных машин и засёк их расписание. Одному варпу известно, сколько времени эти солдаты базировались тут, но уж точно очень долго. Естественно, что их бдительность упала, и маршруты патрулей стали предсказуемы. Это неизбежная цена за долгую службу, и вскоре это их погубит.
Довольный тем, что патрульная машина ушла, Хонсю снова поднял кулак и резко раскрыл и сомкнул его несколько раз. Они были уже слишком близко к космопорту, чтобы говорить по воксу. Позади послышались тихие шаги и он, повернувшись, увидел подкрадывающуюся к нему фигуру в запылённом доспехе с жёлто-красными шевронами. Горан Делау, его заместитель, присел рядом с ним на одно колено и кивнул.
Силовая броня подошедшего была серьёзно модифицирована и инкрустирована черепообразными заклепками, и чеканными изображениями искаженных лиц, хитро вмонтированными в края наплечников. Подвывающая серво-рука, похожая на когтистую лапу, торчала из-за плеча Делау, словно бы дыша, разевала и смыкала свою ребристую пасть.
Хонсю указал на небо, затем снова сомкнул кулак и ударил им по ладони. Делау кивнул и, отодвинул грубую задвижку на своем массивном ранце, настраивая медный диск на её панели. Красная лампочка мигнула на безжизненном до того куске металла и, поморгав несколько секунд, осветила прибор мерным сиянием цвета крови.
Делау вознёс руки к небесам и его серво-рука повторила движение. Хонсю не слышал его, но знал, что сейчас его заместитель благодарит Тёмных Богов за то, что те дали им возможность снова нанести удар по древнему врагу. Хонсю увидел красный свет на приборе Горана и постарался отложить этот момент в памяти. Целеуказатели, что размещались вокруг космопорта на этой мертвой скале в течение последних трёх месяцев, сейчас были активированы и вопили о своем местоположении. Это был самый опасный момент в их миссии. Имперцы в космопорте сейчас поняли, что рядом находится враг.
Если Темные Боги оставили их, то вскоре они все погибнут. Хонсю пожал плечами и сервомускулы доспеха издали воющий звук, попытавшись сымитировать его жест. Раз боги решилиего судьбу, то пусть так и будет. Он ничего не просил у них и ничего не ждал. Лишь надеялся, что если уж погибнет на этом пустынном мире, то по воле Богов, а не этого сумасбродного Кроагера.

ПРОНЗИТЕЛЬНЫЕ ВОПЛИ разразились в командном центре «Надежды», когда маркеры Хонсю закричали в небеса. Техники вынули прослушивающие аппараты из ушей, не в силах выдержать оглушающий вой сирен.
Адепт Цисерин, побледнев, уставился в монитор. Яркие точки пульсировали на карте. Каждая из них обозначала одну из торпедных установок или батарею ПВО, и операторы спешно пытались связаться с их персоналом чтобы узнать, что произошло.
Они передают какие-то координаты? Их атакуют? Что, во имя Императора, происходит?
Цисерин вернулся к мониторам, положив руки на рифлёные металлические приспособления в ручках кресла. Тонкие серебристые проволочные усики выскользнули из-под его ногтей, словно блестящие черви, и подсоединились к медным разъемам. Адепт вздохнул, и его органический глаз под бледным веком дернулся. Поток информации, поступающей по механощупальцам из множества прослушивающих и прогнозирующих устройств вокруг космопорта, поглотил его.
Информация наполнила адепта, его сознание принизало пространственные векторы и расстояния. Осязание достигло космоса, направляемое сигналами орбитальных авгуров. Данные переливались в нем, и его искусственный мозг сопоставлял и структурировал их. Но даже его механические чувства с трудом справлялись с мощным напором поступающих сводок.
Это всё неспроста, здесь должно быть что-то… Логика подсказывала, что всему этому есть причина. Что-то пошло не так…
Вот северный сектор! Он сузил восприятие, отключив остальные области, и сосредоточился на этой аномалии. Там, где должны были быть всплески энергии, исходящие из горного сектора, зияла лишь чёрная пустота. Смотровые станции северных склонов молчали, а их сканеры бездействовали. Он мгновенно увидел пустой коридор, через который враг мог подойти незамеченным прямо к периметру базы. Но почему этого никто не заметил? Почему местные операторы не доложили о столь непростительной лакуне в системе безопасности? Идентификатор той станции незамедлительно высветился - Сигма IV.
Он выругался, осознав, что аномалия была замечена, но то, что станция не доложила вовремя, произошло из-за ошибки персонала, который был там в тот момент. Он снова выругался, стряхивая с себя бесстрастность, когда ещё больше сирен завизжали в комнате управления.
Вздрогнув, Цисерин открыл свой разум ещё одной порции данных, и его дыхание застряло в горле, когда он почувствовал присутствие десятков кораблей на орбите Гидры Кордатус. Непостижимо! Откуда все они взялись и почему их не засекли ранее? Ничто не могло войти даже во внешние границы системы незамеченным...Ведь так? Или это пример ещё одной ошибки персонала? Нет, вычислительные системы завопили бы много дней назад, узнай они о приближении флота таких размеров. Эти корабли каким-то образом обманули самое редкое и драгоценное оборудование, доступное Адептус Механикус.
Мимолетом, он подумал о том, что за технологию использовали эти корабли и как она действует, но тут же мотнул головой, отбрасывая эту чепуху. У него были дела важнее. Защитников цитадели необходимо предупредить о скором вторжении. Он открыл мнемоканал связи с Храмом Машины Архи-магоса Аматона в цитадели и послал предупредительный психо-сигнал. Астропаты, размещенные там, уловят его и перешлют более мощный сигнал о помощи в Гидру Кордатус.
Он поспешно закрыл мнемоканал и извлек механощупальца из разъемов станции наблюдения, его глазам открылась сцена контроля и эффективности. Системные операторы вызывали торпедные шахты, подтверждая коды запуска и разрешая стрельбу по скоплению кораблей на орбите. Время было бесценно, и им необходимо запустить торпеды немедленно.
Сигналы тревоги сейчас звенели по всем казармам с пилотами, и вскоре, в воздухе будет туча самолетов, готовых встретить любую приближающуюся опасность, а солдаты Джауранских Драгун сейчас готовились отразить нападающих. Адепт муштровал операторов постоянно, и теперь, когда все было по-настоящему, он был доволен, наблюдая спокойствие, проявляемое персоналом.
«Адепт Цисерин!», - закричал один из операторов орбитальных мониторов. «У нас множественные сигналы, отделяющихся от нескольких объектов на орбите»
«Опознать их!», - рявкнул Цисерин.
Оператор кивнул, склоняясь над пультом, его пальцы бегали по нумератору под дисплеем.
«Слишком быстры для десантных кораблей. Похоже, это орбитальные заряды».
«Определи их векторы! Скорей давай!», - прошипел Цисерин, опасаясь, что ответ ему уже известен.
Пальцы оператора танцевали по клавиатуре и от быстро движущихся пятен протянулись зеленые линии, упираясь в изображение поверхности планеты. Вокс- усилитель Цисерина затрещал от внезапного ужаса, когда тот увидел, что вектор каждой бомбы почти полностью совпадал с сигналами, исходящими от торпедных шахт.
«Как…?», прошептал оператор и его лицо стало серым.
Цисерин поднял глаза к бронированному стеклу окна «Надежды».
«Там кто-то есть…»

ПОЧТИ ТЫСЯЧА ЧЕЛОВЕК погибла в первые же секунды бомбардировки Железными Воинами космопорта Иерихонских Водопадов. Боевая баржа «Камнелом» исторгла три залпа магма-бомб на пустынные каменистые склоны, окружавшие космопорт, подняв на сотни метров в воздух куски скал, с идеальной точностью размазывая торпедные установки.
Заввыли сигналы тревоги, и орудийные батареи космопорта с грохотом развернулись на позицию стрельбы, в то время, как их операторы отчаянно пытались, определить цель, пока их самих не накрыло.. Несколько наспех благословленных торпед, взревели в оранжевом небе, поднимаясь на столбах огненного дыма, и мощные лазерные лучи пронзили вечно безоблачные небеса.
Снова упали бомбы, на этот раз внутрь периметра Иерихонских Водопадов, разрушая здания, выдавливая огромные кратеры и поднимая в атмосферу колоссальные клубы коричневого дыма. Пламя от горящих построек осветило дым внутри и тела, лежащие в обломках разрушенного космопорта. Пораженный самолет рухнул на землю, уничтожая стоящие на земле машины. Огонь пожара перекинулся на их орудия и топливные баки.
Одни бомбы вламывались в рокрит, разбрасывая повсюду смертоносные осколки. Другие падали на взлетные полосы, растапливая их адамантий жаром звезд.
«Мародеры» и «Молнии» на открытых площадках пострадали от бомбардировки больше всех, их просто испарило силой взрывов. Шум и паника были невероятны; небо было алым от пламени и черным от дыма. Мощный лазерный огонь бил вверх.
Часть попаданий пришлась в крышу главного ангара. Его бронированная конструкция поглотила этот удар, но теперь длинные трещины шли зигзагами по укрепленным стенам и крыше.
На главной взлетной полосе бушевало пламя, горящие озера авиационного топлива извергали клубы дыма, превращая день в ночь.
Ад пришел на Гидру Кордатус.






Сообщение изменил:Phthoros - Четверг, 04.08.2011, 23:02
Форум » Литература » Книги » Железные Войны
Страница 1 из 11
Поиск:

Рекламный блок

Здесь может быть реклама ВАШЕГО товара (ресурса)

Подробнее...

Рекламный блок

Здесь может быть реклама ВАШЕГО товара (ресурса)

Подробнее...

Рекламный блок

Здесь может быть реклама ВАШЕГО товара (ресурса)

Подробнее...